Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

15 страниц V « < 13 14 15  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Пресса про нашу историю, История Николаева
Николаевский кондуктор
сообщение 8.5.2019, 16:54
Сообщение #281


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



Нашел в старой книжке Что сделало земстсво в Херсонском уезде 2 фотки
Если по варваровскому мосту вопросов нет, то где мог быть мост в широкой балке???
Изображение
Изображение
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Артем Витовский
сообщение 8.5.2019, 22:09
Сообщение #282


Проходил мимо
*

Группа: Форумчанин
Сообщений: 23
Регистрация: 22.11.2018
Пользователь №: 36 593



Цитата(Николаевский кондуктор @ 8.5.2019, 16:54) *

Нашел в старой книжке Что сделало земстсво в Херсонском уезде 2 фотки
Если по варваровскому мосту вопросов нет, то где мог быть мост в широкой балке???
Изображение
Изображение

не факт что это наша Широкая Балка Есть еще Широкая Балка за Станиславом Теперь Белозерский р-н Херсонской обл Тем более в те времена наша Широкая Балка была хуторои
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 9.5.2019, 16:38
Сообщение #283


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



Обе фотографии в книге идут вместе в разделе где описывается Николаев.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Lessa
сообщение 9.5.2019, 21:01
Сообщение #284


Модератор
*******

Группа: Администратор
Сообщений: 4 585
Регистрация: 26.4.2008
Пользователь №: 3 707



Там обычно описывается по отраслям что было сделано. Это же юбилейное издание Херсонского земства. Конкретно эти фотографии сделаны в разделе по мостостроительству. Это точно Широкая Балка под Херсоном.

Я как-то на ФБ в группе Херсона публиковала из этой книги мост в Тягинке, построенный при поддержке Херсонского земства, спустя годы, большевики отчитались о постройке разрушенного моста в той же Тягинке. Сравнивая фотографии можно было спросить - найдите отличия. В общем, может что и подремонтировали. но выглядел он точь-в-точь как дореволюционный.


--------------------
Модераторы приручаются очень плохо, редко существуют в одомашненном виде и практически не размножаются в неволе.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Артем Витовский
сообщение 10.5.2019, 13:50
Сообщение #285


Проходил мимо
*

Группа: Форумчанин
Сообщений: 23
Регистрация: 22.11.2018
Пользователь №: 36 593



Цитата(Lessa @ 9.5.2019, 21:01) *

Там обычно описывается по отраслям что было сделано. Это же юбилейное издание Херсонского земства. Конкретно эти фотографии сделаны в разделе по мостостроительству. Это точно Широкая Балка под Херсоном.

Я как-то на ФБ в группе Херсона публиковала из этой книги мост в Тягинке, построенный при поддержке Херсонского земства, спустя годы, большевики отчитались о постройке разрушенного моста в той же Тягинке. Сравнивая фотографии можно было спросить - найдите отличия. В общем, может что и подремонтировали. но выглядел он точь-в-точь как дореволюционный.

да это судя по всему Широкая Балка возле Станислава Вот есть изображение из той же книги означающий бетонный мост между Широкой Балкой и Станиславом Изображение[/url]
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 4.6.2019, 17:49
Сообщение #286


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



https://vn.mk.ua/iz-glubiny-podzemnyh-vod-m...eli-vodoprovod/
Из глубины подземных вод мы провели водопровод
УЛИЦА ВОДОПРОВОДНАЯ
28.03.2019 Почитаем

Процитируем одну из публикаций «Вечерки» прежних лет, посвященную Людмиле Хлопинской: «Домом на улице Водопроводной, где жила семья Людмилы Хлопинской, много лет назад заканчивался город Николаев, западная его часть. А дальше – начиналась нетронутая природа, убегающая к самой реке степная окраина, поросшая миловидными полевыми цветами. Прямо к их тоненьким ножкам, буравя неприступную толщу земли, из холодных глубин к теплой поверхности планеты, пробивался самый настоящий родник. Словно начало, сердцевина маленькой родины». Когда-то это была городская окраина, за которой начиналась степная пустошь, хотя сегодня – это чуть ли не самый центр Николаева.
Летопись ее истории насчитывает гораздо меньше страниц, чем история многих улиц «Старого центра», однако ее «исторический вес» для Николаева достаточно заметен, чтобы рассказать о ней в наших «Уличных историях».
Что в имени ее
таится?..
Вопрос водоснабжения всегда оставался одним из ключевых в истории каждого города, и каждый город имеет собственную историю водопровода. Не стал исключением и Николаев: с первых дней его основания городские власти пытались решить вопрос обеспечения его жителей питьевой водой.
И первым шагом к этому стало обустройство «фонтанов» (источников) около дворца князя Потемкина в районе яхт-клуба. На территории полуострова, образованного слиянием двух рек, где расположился город, было известно несколько природных источников воды. Например, источник в Богоявленске (сейчас – Корабельный район Николаева), выдававший по приблизительным оценкам около 61 тыс. ведер воды в сутки, был знаменит издавна.
Первые попытки организовать централизованное водоснабжение предпринимались еще первым военным губернатором Николаева Н.С. Мордвиновым, считавшим создание централизованного водоснабжения одной из важнейших задач. Результатом предпринимаемых действий стало то, что уже в 1791 году в Николаев были отправлены 5 тыс. керамических гончарных труб для обустройства водопровода. Известный николаевский историк, гидрограф Черноморского флота, контр-адмирал Н.М. Кумани подчеркивал исключительность воды Спасска, которой пользовалось большинство горожан, поскольку источник располагался недалеко от центральной части города. В 1792 году в Николаеве было четыре колодца, а спустя всего 5 лет – десять: один в Адмиралтействе, три – в пригороде и шесть – по самому городу.
Вскоре у «власть предержащих» возникли идеи построить на месте известного источника Спасский самотечный водопровод. В 1818 году адмирал Грейг, военный губернатор города, представил императору Александру I к рассмотрению проект николаевского водопровода. 10 ноября 1820 года строительство началось.
Согласно проекту инженера Антуана Рокура де Шарлевиля, водопровод представлял собой подземный канал, оборудованный керамическими трубами. Однако вскоре руководство работами было передано инженеру-гидротехнику Борису Фан-дер-Флису, проект которого оказался совершеннее. Фан-дер-Флис тщательно исследовал особенности грунта и очертил территорию распространения водопровода. В его планах было проложить водоводную магистраль только в центральной части города – от Спасского источника до Адмиралтейства длиной около 3 км. Поначалу планировалось сделать трубы чугунными, однако из-за их высокой стоимости преимущество было отдано керамическим.
Работы над самотечным водопроводом продолжались вплоть до 1830 года. И когда, наконец, в трубы была пущена вода… они не выдержали давления, и сеть была разорвана. Первая попытка с треском провалилась, и Николаевский водопровод прекратил свое функционирование, так и не начав полноценной работы.
Важной попыткой решения «водного вопроса» стала организация 40 водоразборных бассейнов, откуда жители должны были доставлять домой воду самостоятельно, платя по 2 копейки за ведро.
В 1882-1888 гг. была предпринята очередная попытка организации централизованного водоснабжения. Представитель французского Общества строителей водо- и газопроводов «Фортен-Германн и Ко» А.Г. фон Брунгоф обязался за три года построить объект мощностью не менее 300 тыс. ведер в сутки с 16-часовой подачей из источников, расположенных в пригороде, с качеством воды не хуже, чем в действующих колодцах. Однако этой попытке также суждено было провалиться. Решение проблемы опять застопорилось на несколько десятков лет. Тем временем вода в городе все же была, однако колодцы, общее количество которых достигало двух сотен, были хаотично разбросаны по городу и использовались непланомерно.
В 1894 году Николаевское отделение Императорского русского технического общества провело особое заседание по вопросу обустройства водопровода в городе. Представители комиссии по благоустройству решили, что для начала необходимо исследовать подпочвенные источники путем бурения скважин. По результатам бурения комиссия пришла к выводу, что этой воды будет вполне достаточно, и прибегать к водоснабжению на основе рек не нужно. Подпочвенная вода отвечает гигиеническим требованиям. Кроме того, было запланировано составить план работ и смету для поиска других водоносных горизонтов, а потом представить результаты в городскую управу. В результате дело, хоть и медленно, двинулось с мертвой точки.
В конце 1903 года под руководством Николаевского городского головы А.Н. Соковнина была создана Первая водопроводная комиссия. Благодаря ее деятельности 22 мая 1904 года в жизни города произошло знаменательное событие – официальная закладка городского водопровода по проекту инженера Виктора Вебера. В сентябре 1904 года был подписан контракт на поставку чугунных труб с Сулинским чугунолитейным заводом Н.П. Пастухова. В конце апреля 1905 года, почти через месяц после вступления в полномочия Второй водопроводной комиссии, была начата работа по прокладыванию основной сети чугунных труб со скоростью около 7 верст в месяц (около 7,5 км). В процессе в проект были внесены некоторые изменения: так, диаметр магистрали был уменьшен с 14 на 10 дюймов, исключены сопровождающие трубы. Кроме того, толщина труб была также уменьшена, что позволило существенно снизить затраты. В декабре 1905 года к сети подключили городскую больницу, казацкие казармы на ул. Садовой и др.
С 1 апреля 1906 года началась временная, экспериментальная эксплуатация водопровода, продлившаяся 21 месяц, до 1 января 1908 года. Уже в начале 1906 года в Комиссии были собраны заявки от множества предприятий и организаций, желающих заключить договор на водоснабжение. В свою очередь, это привело к появлению тарифов на услуги временного водопровода: для частных пользователей – 30 копеек за 100 ведер, отпуск воды из будок – 6 копеек за бочку, 2 копейки за ведро, за водопой для скота – 1 копейку за голову.
В конце 1906 года было проложено 63 версты 396 саженей водопровода с 333 пожарными гидрантами и 345 задвижками разных диаметров. Были практически завершены работы над водонапорной башней, приобретены электрические насосы для колодцев, построены еще три водоразборных будки и обустроены 234 бесплатных домовых ответвления от магистральных труб. Кроме того, построена еще одна водопроводная будка, выполненная в оригинальном готическом стиле из камня, на углу ул. Сенной и ул. Соборной.
Тут стоит подчеркнуть главную особенность николаевской водопроводной сети того времени: прокладывая трубу на сажень во двор, город экономил на дальнейшем подключении к сети. К тому же, на тех, кто несвоевременно приобщился к водоснабжению, были наложены штрафы. Это привело к резкому увеличению числа абонентов. (Только за первый год эксплуатации водопровод имел уже 690 абонентов, а к концу 1908 года это количество выросло в два раза – до 1327). Ничего подобного в истории водопроводного дела ранее не отмечалось!
Как следствие, на протяжении первых лет функционирования водопровода стоимость воды уменьшилась втрое. Не менее интересен и факт широкого использования водомеров, которых в 1906 году было установлено 234 штуки, а в 1907 – 835. Цена за 100 ведер воды была установлена в размере 25 копеек.
1907 год стал решающим для города в «водопроводном плане». Именно тогда водопровод был проложен в значительной части города, налажено еще 835 домовых ответвлений, водонапорная башня была абсолютно готова к эксплуатации, завершено обустройство исследовательской станции для ремонта действующих водомеров, водопроводных слесарных и кузнечных мастерских. Все здания, которые планировались для обслуживания водопроводной сети, не возводились «с нуля», а переоборудовались из старых, на чем было сэкономлено 25 тыс. рублей.
В основу проекта Виктор Вебер положил использование грунтовых источников. Помимо этого проект включал насосную станцию, отстойный резервуар, машинное отделение, помещение для персонала и др. Резервуар должен был находиться на уровне земли, имея полезную емкость более 530 тыс. ведер, откуда вода подавалась центральной паровой насосной станцией в сеть, а остальное – в водонапорную башню, служившую уравнительным напорным резервуаром. Башня была сооружена по проекту инженера В.Г. Шухова и стала первой в мире установленной и использованной в системе городского водоснабжения гиперболоидной конструкцией. Впечатляющий факт: вес самой башни был меньше, чем вес воды, которую она аккумулировала. Талант инженера Шухова позволил городу сэкономить около 20 тыс. рублей. На протяжении «тестовой» эксплуатации было получено около 92 тыс. рублей прибыли, что говорило о том, что водопровод окупает эксплуатационные затраты и очень быстро обеспечит погашение себестоимости. Чистая прибыль в конце 1908 года составляла более 220 тыс. рублей, а потребление воды за год увеличилось с 1 до 40 млн. ведер.
Торжественное освящение завершенного строительства Николаевского водопровода состоялось 17 мая 1909 года. И именно в честь этого события одна из улиц города получила название Водопроводной.

Здесь в прошлом жили…
и умирали
Так как территория Водопроводной в конце XIX — начале XX века была городской окраиной, то каких-либо эстетически привлекательных строений или архитектурно-исторических памятников на ней не найти. Вместо этого, эта небольшая улочка известна горожанам тем, что на ней достаточно долгое время проживал Федор Настобурко, участник освобождения Николаева от немецких войск, первый руководитель Николаевской речной пристани (сегодня – открытое городское пространство «8-й причал»), депутат горсовета, многое сделавший для восстановления нормальной городской жизни после Второй мировой войны. Подробнее об этом неординарном человеке можно было прочесть в выпуске «Вечерки» №№ 136-137 (4194-4195) от 4 декабря 2018 г.
Лариса Легенькая, дочь Федора Настобурко, рассказавшая о своем отце, поделилась информацией и о других людях, живших на Водопроводной, в частности, о своем старшем брате Александре.
– Мой отец с семьей приехал в Николаев в 1937 году. Саша тогда уже родился. Поначалу они жили на дебаркадере, потом переехали на Большую Морскую. Когда началась война, отец ушел на фронт, а семью отправил к родственникам в Никополь. Они все время прожили в оккупации. Когда в 1944 году, 28 марта, отец вернулся в Николаев, вместе с войсками, его освобождавшими – семья вернулась и поселилась на Водопроводной, 22. Это был дом-особняк, ранее принадлежавший немцам, которые перед войной уехали и не вернулись. Сегодня его уже нет. Из-за войны брат закончил школу только в 1951 году, в 20 лет – таких тогда было много. После школы он поступил в Киевское танковое училище, которое окончил с отличием, – рассказывает Лариса Федоровна. – В конце-концов Александр Федорович дослужился до звания генерал-майора. И пронес через всю свою жизнь теплые воспоминания о нашем городе, который горячо любил и о нашей улочке, на которой вырос.
Александр Настобурко служил в Германии, Грузии, Минске, был советником по сухопутным войскам во Вьетнаме, работал уполномоченным по отправке ограниченного контингента в Югославию, был участником ликвидации аварии на ЧАЭС. Говоря о военных, выросших на Водопроводной, нельзя не упомянуть и двух других генералов – Ивана Лымаря и Валентина Пихулю, которые тоже жили здесь. А еще, на углу 8-й Поперечной и Водопроводной долгое время жил руководитель Николаевской железнодорожной станции Подлинёв.
Рассказывая о делах прошедших дней, Лариса Легенькая описывает, как выглядела тогда эта местность:
– Здесь, где стоит сейчас общежитие (ул. Георгия Гонгадзе, 26/3, 26/2, 26), раньше был простой песок, на котором кое-где росли маслины. Здесь заканчивался город и начиналась почти нетронутая природа. Со временем ее застроили и сейчас от нее остались только воспоминания живших тут тогда людей, – добавляет она.
Кроме того, стоит упомянуть и об «отце водопровода» Викторе Вебере, который, правда, здесь не жил, но… умер он буквально в двух шагах от Водопроводной. В 1901 году он был переведен по службе в Николаев и поступил в распоряжение градоначальника Соковнина. В сентябре 1901 года Вебер выступил с докладом в Городской Думе о водоснабжении Николаева. Он не стал избегать проблем канализации города и отметил, что лучше всего (и дешевле) строить водопровод и канализацию параллельно. И эти объекты должны принадлежать городу, а не частному лицу. Виктор Вебер разработал проект городского водопровода и руководил его сооружением
А 24 июня 1905 года, в разгар строительных работ, когда сооружение городской «кровеносной системы» шло полным ходом, случилось несчастье. Во время осмотра колодца №2 на ул. 4-я Поперечная, Виктор Ипполитович поначалу опустился в колодец. Затем, поднимаясь наверх и находясь на бадье, он держался одной рукой за канат, а другой жестикулировал, поясняя порядок выполнения работы учащемуся Железнодорожного техникума. И внезапно сорвался в колодец, на глазах у множества работников и, в частности, руководителя водопроводной комиссии Греховодова. В результате падения инженер сломал ребра и хребет, что привело к обширному кровоизлиянию и смерти.
Этого совершенно никто не ожидал. Деятельность инженера была неоценимой – именно благодаря его участию, неравнодушию и настойчивости, работа продвигалась такими темпами.
Еще стоит сказать, что во время войны и долгое время после в конце Водопроводной находилась рампа для погрузки военной техники на железнодорожный транспорт. Еще в 80-е там сгружали БТР-ы подбитые в Афганистане, а во время Второй Мировой именно отсюда происходила эвакуация гражданского населения. И отсюда немецкие войска отправляли людей в трудовые лагеря на территории Германии. В народе эту достопримечательность прозвали «военной рамкой», а любопытные мальчишки прибегали сюда поглазеть на металлических монстров бронетехники и поискать мифические гильзы, которые обязательно должны найтись – ведь там есть солдаты, а где солдаты – там и гильзы, и другие «интересные штуки».
Сегодня же Водопроводная – это тихая улочка, заполненная строениями самых разнообразных сортов и размеров и, в кои-то веки, с асфальтовым покрытием. Определенный колорит ей придают остатки бетонных сооружений, похожих на ДОТы. Эти «ДОТы» скрывают в своих глубинах колодцы, где когда-то неустанно работали насосы, перекачивая воду из подземных недр в водонапорную башню Шухова. Таких колодцев сохранилось всего несколько штук и сейчас они закрыты, чтобы не вызывать сооблазна у юных исследователей городских загадок и бомжей. А еще на Водопроводной, как и по всему городу, можно встретить вездесущие стаи бродячих собак. Куда же без них…
Александр Шенкевич.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 12.6.2019, 11:30
Сообщение #287


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



http://www.up.mk.ua/mainpage/show_item/28493
Источник Андрея Первозванного
35458_11_345x480
У нас в городе есть старинный источник, воду которого издавна называли живой. Считается, что она лечит тяжелобольных, в том числе и с глазными заболеваниями. В конце ХІХ - начале ХХ века люди приезжали сюда оздоравливаться, снимали жилье, чтобы пить воду и купаться. Слава о Витовском источнике распространилась по всей стране, а Богоявленск (сегодня это Корабельный район Николаева) даже считался курортом. Столетие назад были проведены лабораторные исследования воды, которые показали, что она не уступает по ценности знаменитым кавказским водам. К сожалению, сегодня это место в запущенном состоянии, и сюда приходят только «посвященные» люди.

В легендах и летописях

Есть старинная красивая легенда, рассказывающая о появлении этого источника. Ее поведала председатель общественной организации «Спадщина» Ирина Куприевич. Именно она со своими единомышленниками, такими же неравнодушными николаевцами, прилагает немало усилий, чтобы вернуть былую славу этому месту.
«Когда-то на этом месте жили люди, но через некоторое время собрались уходить. «Почему вы идете отсюда?» - спросил их путешественник, который случайно попался им по дороге. «Здесь вокруг плохая вода, и мы не можем ее пить», - ответили ему. «Не печальтесь», - сказал старец и ударил палкой о землю. На этом месте появился источник с кристально чистой водой. Путешественник первым напился из него, умылся и попросил полотенце. Люди дали ему вытереться и бросились к источнику: вода в нем оказалась не просто вкусной, но и целебной. Обернувшись к страннику, чтобы поблагодарить, они увидели только полотенце, которое висело на дереве. А когда присмотрелись внимательнее, то увидели, что на нем остался отпечаток лица их спасителя. Люди сразу назвали его святым. С тех пор считается, что тем путешественником был не кто иной, как один из апостолов Иисуса Христа Андрей Первозванный. Легенда утверждает, что это событие дало название первой в этом поселке церкви Богоявления, где и хранилось полотенце с нерукотворным ликом святого старца», - рассказывает И. Куприевич.
Необходимо отметить, что вблизи этого источника было две церкви. Чуть подальше, на холме, старая - церковь Богоявления. Сначала она была деревянной и через некоторое время сгорела, а еще позже ее отстроили из камня. А в последней четверти позапрошлого века уже в непосредственной близости от источника построили «новую церковь» - храм Святого Духа.
Есть упоминания этой местности в летописи 1232 года: здесь находился монастырь, который разрушило монголо-татарское войско. А стоял этот монастырь около источника «чистые воды». Руководитель краеведческого информационного центра «КРАЙ» Ольга Ясько, опираясь на свидетельства старожилов, утверждает, что монастырь находился немного далее от источника в районе современного завода «Океан». Но поскольку официальные раскопки не проводились, то и документального подтверждения этому нет.
А через несколько столетий - в начале XV века - в этих местах возникло поселение Витовка. Оно было названо в честь литовского князя Витовта, который почти на столетие отвоевал эти земли у Орды. Почему поселение возникло именно здесь? В то время литовцы строили у речных переправ таможни, которые были защищены крепостными башнями с куполами (банями), впоследствии вокруг них возникали поселения. И опять же место для Витовки было выбрано не случайно - в наших степях хорошая питьевая вода встречается не часто, а тут такой источник. Существование Витовки в XV веке подтверждается и картой известного итальянского географа Риччи Зенона, где именно на этом месте он разместил топоним «Витольд-Гаммани» («Витовта-Баня»).
«Первое письменное упоминание об этом источнике относится к середине ХVII столетия. Оно принадлежит известному инженеру и военному картографу французского происхождения Гийому де Боплану, который в то время находился на польской службе и путешествовал по Украине», - рассказывает О. Ясько. Витовку можно увидеть и на карте, которая была составлена Бопланом.

Живая вода сильнее темных времен

Череда русско-турецких войн приводит к тому, что во второй половине ХVIII века эти земли входят в состав Российской империи. Упоминания о том, что эти земли когда-то отвоевывал у татар литовский князь Витовт, уже тогда в России считались излишними, и в 1789 году Витовка была переименована в Богоявленск. По одной из версий, это название также связано с нашим источником.
Сами же российско-турецкие войны были достаточно кровопролитными - с большим числом раненых. И один из госпиталей расположили именно у Богоявленского источника, о лечебных свойствах которого стало известно и Потемкину.
И, надо полагать, «светлейший» быстро оценил открывшиеся перспективы для размещения своего жилья: вскоре госпиталь перенесли, а на месте источника князь приказал построить купель. Вокруг нее разбили Богоявленский парк, на территории которого находилась и резиденция Потемкина.
Сама купель была возведена главным строителем Николаева Михаилом Фалеевым. В то время в расположенном здесь фонтане вода без всяких насосов била четырьмя мощными струями, ориентированными по разным сторонам света. Купель имела купол, украшенный изображениями святых, рядом был установлен крест.
«Существует версия, что князь Потемкин планировал расположить Николаев вдоль Южного Буга таким образом, чтобы в его северной части находились верфь с кварталами, заселенными «мастеровым людом» - слободкой. Далее районы с административными зданиями, домами купцов и отставных офицеров. В то время, как особняки VIP-персон расположились бы значительно южнее - у Богоявленского парка. Интересно, что в случае реализации этого проекта и дата основания Николаева была бы иной. Витовка на несколько веков старше», - утверждает Ольга Ивановна.
В советские времена Витовку в очередной раз переименовывают - она уже называется Жовтневым. Те времена, а их еще именуют «темными», характеризовались нападками на все, что касалось религии и духовности. Не стал исключением и Витовский источник. После большевистского переворота 1917 года Богоявленский парк превратили в колхозный сад.
А в 30-е годы прошлого столетия там разворачиваются по-настоящему драматические события. Советская власть сносит Богоявленскую церковь и начинается эпопея по уничтожению религиозной символики на Витовском источнике. «По рассказам старожилов, в 30-е годы на сооружениях фонтанов пытались содрать и закрасить лики святых. Это долго не удавалось - через некоторое время их изображения снова проступали сквозь краску. Тогда с шара, венчавшего цилиндр фонтана, сбили крест. Сами конструкции фонтана были уничтожены на рубеже 60 - 70-х годов. А на сам источник высыпали десятки тонн земли, взятой со старого кладбища. И уже в наше время, придя в себя, люди начали делать попытки восстановления источника», - говорит О. Ясько.
Буквально один штрих о попытке использовать воду источника в советские времена. Примерно полсотни лет тому назад кому-то в голову пришла идея направить воду с Витовского источника в водопровод. Ведь питьевая вода в Жовтневом была невысокого качества, поэтому решили напоить людей живой водой из источника. «Злые языки» даже выдвигали версию о том, что этой водой предполагалось снабжать только дома тогдашней элиты. Однако тот проект провалился. А в результате, по словам О. Ясько, подземные галереи, обслуживающие фонтан, во многих местах были разрыты, а потом забетонированы.
И тут самое время обратить внимание еще на одну деталь: местные жители подметили - те персоны, которые нанесли вред и этим церквям, и Витовскому источнику «плохо закончили». А вот люди, проявившие заботу об источнике, были вознаграждены.
«Одна местная жительница уже 10 лет ухаживает за этим источником. А началось все с того, что она перенесла инфаркт, и ей было трудно передвигаться. Кто-то посоветовал ей сходить к этому источнику. Сначала ее туда привезли. Стоя у источника, подумала, в какую сторону ей повернуться, чтобы обратиться к Богу. И тут она увидела на стене у источника лик Святого. Через несколько посещений женщина уже начала приезжать сюда сама. Ей приснился сон: до тех пор, пока она будет ухаживать за этим источником, будет жить», - рассказывает Ирина Куприевич.

«Месту силы» нужна помощь людей

Многим людям помогает исцелиться вера. Это неоспоримый факт, но в то же время не секрет, что есть места или объекты, наделенные определенными свойствами. И территория вокруг Витовского источника - одно из них, ибо обладает уникальной аурой, это «место силы». Вода в источнике никогда не замерзает! Это связывают с подземной рекой с очень чистой водой, которая к тому же имеет уникальный минеральный состав.
Первые попытки возродить источник предпринимались еще несколько десятилетий тому назад. Тогда это не дало результатов. Сегодня местные активисты, понимая, что природа наделила эту местность уникальными возможностями, прилагают немало усилий, чтобы ее популяризировать. Решить вопрос в комплексе пока не получается, но и сделано уже немало. Так, удалось обозначить территорию парка, которая занимает 11 га. Сейчас пытаются придать этой территории статус гидрологической памятки природы Украины местного значения.
«Были проведены обследования, инженерно-геологические изыскания и подготовлены рекомендации о предоставлении источнику на территории парка Богоявленский статуса гидрологического памятники природы. Соответствующее письмо направлено в Министерство экологии и природных ресурсов Украины еще в 2015 году. Там поддержали идею и предложили местным властям подготовить материалы проекта. То есть установить площадь, границы, нанести на картосхему и т. д. Однако с тех пор ничего в этом направлении не сделано», - возмущается Ирина Куприевич.
Проблема еще и в том, что подземные воды на этой территории залегают очень близко от поверхности, а сам парк находится в балке, в результате местность часто подтапливается. Поэтому парк нуждается в системе дренажа. Также необходим проект благоустройства территории. А главное - нужно создать коммунальное предприятие, которое бы профессионально занималось решением всего комплекса здешних проблем.
В то время, пока чиновники раскачиваются, неравнодушные жители самостоятельно взялись наводить порядок на прилегающей территории. «Объединившись в общественную организацию «Источник и чистое общество» мы решили сами заняться реконструкцией источника. Задача - сделать это место таким, куда бы люди приезжали отдыхать и исцеляться», - рассказывает один из энтузиастов возрождения источника Олег. Члены этой организации по очереди дежурят около источника, чтобы предотвратить вандализм, ведь сейчас здесь ведутся строительные работы.
И уже есть определенный задел. Так, вокруг источника установили несколько скамеек, высадили деревья, цветы, неподалеку обустроили детскую площадку с инсталляцией в виде казацкой булавы. Сейчас продолжаются работы непосредственно на самом источнике. В частности, делается водоотвод ливневых вод. Это крайне необходимо, ведь современный ландшафт способствует тому, что дождевые и талые воды заливают источник. Также в планах активистов вымостить источник галькой или гранитом и сделать купол, как это было когда-то. «Мы начали с очистки территории от мусора: собрали уже несколько машин разного хлама. Пришлось буквально «воевать» с представителями местной власти, чтобы те хотя бы помогли все это вывезти. Результата добились только тогда, когда пообещали принести собранные нами кучи мусора на порог райадминистрации», - утверждает Олег.
И тут же добавляет, что к благоустройству источника присоединилось около четырех сотен человек. Одни помогают обустраивать источник собственными руками, другие дают деньги, стройматериалы. Немаловажно, что многие члены этой организации - люди верующие. Они уверены, что Всевышний и их собственный труд помогут возродить утраченную славу этого источника. Бог им в помощь!

А. МИРОШНИЧЕНКО.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Lessa
сообщение 12.6.2019, 13:42
Сообщение #288


Модератор
*******

Группа: Администратор
Сообщений: 4 585
Регистрация: 26.4.2008
Пользователь №: 3 707



Самая веселуха в том, что местные разделяют эту воду на "тяжелую" и "нормальную". Принципиально не купаются в основном, а используют тот, что возле воды.


--------------------
Модераторы приручаются очень плохо, редко существуют в одомашненном виде и практически не размножаются в неволе.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 25.6.2019, 17:58
Сообщение #289


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



https://vn.mk.ua/slovno-zastyli-vo-vremeni-ulitsy-peschanye/
Словно застыли во времени. Улицы Песчаные
25.06.2019



Наш город, по большому счету, не такой то уж и большой. Ограниченный географически водами Южного Буга и Ингула, он вытянулся вдоль одного берега лимана.
Раньше Николаев был и того меньше, и непосредственно само понятие «город» — где были мощеные камнем улицы и жила знать, — ограничивалось участком от Ингула до нынешнего Пушкинского кольца и старого базара на месте «Сказки», и от Варваровской переправы до улицы Садовой. Собственно то, что мы сейчас называем «старым городом».
А дальше шли городские окраины, слободки и хутора. Не зря же Водопой в свое время назывался хутором, а за Садовой начинались рабочие и военные слободы. Кстати, кто не знает, Слободских улиц у нас десять, а Военных — так целых тринадцать.
То же самое можно сказать и о юго-западной окраине — районе старого железнодорожного вокзала. Это сейчас здесь проходят городские транспортные артерии — Пушкинская и Пограничная, гомонит Центральный рынок и живут своей жизнью сохранившиеся предприятия, а во времена наших бабушек за разрушенной при Советской власти Симеоно-Агриппининской церковью фактически начинался пустырь, переходящий в обширное песчаное поле, молча дожидалось сноса заброшенное с конца 19 века караимское кладбище да вилась мимо дач дорога на «Фалеевку» (в Лески).
Надо отметить, что некоторые названия сохранились до наших дней. Например микрорайон Пески (с ударением на Е) — от Водопроводной до Бузника и от проспекта Центрального до железной дороги, — остался в памяти горожан о местной пустыне, «Дачами» до годов эдак 60-70-х прошлого века еще называли вытянутый вдоль улицы Шоссейной (Фрунзе) участок города с 1-й по 9-ю Поперечные (здесь до сих пор среди нагромождения типовых многоэтажек застройки эпохи социализма попадаются частные «фазенды» конца 19 века).
Обширная песчаная пустошь с барханами, заросшая верблюжьей колючкой, отделявшая «большой город» от нынешних Лесков (впоследствии на этом месте выросли Николаевская железнодорожная станция (1873 г.) и завод «Наваль» (1897 г.)) — дала название и трем сравнительно небольшим окраинным улочкам: 1-й, 2-й и 3-й Песчаным.
Хотя сперва появилась только одна улица в далеком 1835 году. Официальным своим названием она обязана полицмейстеру Григорию Автономову, в списке которого значится: «Песчаная. Между Пограничной и Сенной, новая на песках». К концу 19 века за улицей Пограничной появились еще 2-я и 3-я Песчаные улицы.


Бывшая Сенная площадь
Впоследствии, уже после Второй мировой войны, их географические названия сменили на именные. Так, 1-я Песчаная стала именоваться улицей Защука — в память о герое-подпольщике Филиппе Защуке, действовавшем в Николаеве в период нацистской оккупации; 2-ю Песчаную переименовали в улицу Комкова — также в память о военном летчике и подпольщике Федоре Комкове, совершившем ряд диверсий против оккупантов; 3-ю же Песчаную, к столетию со дня рождения уроженца Николаева, академика Владимира Образцова (кстати, отца актера, режиссера и всемирно известного кукольника Сергея Образцова) — назвали в его честь.
Улица Защука (1-я Песчаная) — самая длинная из трех «сестер» — целых шесть кварталов. Начинается она у старого караимского кладбища, заброшенного еще в конце 19 века. Кладбища давно нет — на его месте выросли трамвайное депо №1 и 25-я общеобразовательная школа. Надо добавить, что улица Защука служит «порталом в большой мир» для всех марок городских трамваев. Именно по ней рогатые вагоны выходят на линии и возвращаются на ночевку. А еще, два года назад, впервые за полторы сотни лет с момента официального ее образования здесь постелили асфальт — спасибо администрации Заводского района.
Улица Комкова (2-я Песчаная) начинается у «Трех углов» (кроме известных всем «Пяти углов» есть в нашем городе и такой) — на стыке улиц 9-й Поперечной, 8-го Марта и Андреева (бывш. Инвалидной), за высоткой Николаевского колледжа транспортной инфраструктуры Днепровского национального университета ж/д транспорта (так с недавних пор именуется Николаевский техникум железнодорожного транспорта имени академика В.Н. Образцова). Начинается и… теряется среди застывших цехов мертвого промышленного гиганта времен СССР — завода «Кристалл», — чтобы вынырнуть на свет Божий в районе улицы Декабристов (Глазенаповской). Здесь тоже не сильно разгонишься: всего пара кварталов частной застройки, ведомственные гаражи и тылы ночного клуба «Каприка» — вот и все местные «достопримечательности». Упирается улица Комкова в переулок Корабелов, в двух шагах от БСМП.
Самой молодой из трех одноименных некогда улиц — 3-й Песчаной (Образцова), — повезло несколько больше. Свое начало берет она от колонн Дома культуры и науки железнодорожного колледжа. Старожилы, по крайней мере, те, кто родился еще до начала Второй мировой войны, должны помнить шикарный парк с танцплощадкой и фонтанами, разбитый на том месте, где сейчас находятся новый Дом культуры (это именно новый ДК, построенный многим позже оккупации, в 50-е годы, а от старого ДК осталась только покосившаяся стеночка на задворках железнодорожного колледжа, — прим. авт.), больница для работников железной дороги и стадион колледжа. Стоит добавить, что над уничтожением старого парка


На этом месте был большой парк
культуры и отдыха хорошо потрудились оккупанты — почти все деревья вырубили на дрова.
Улицу не застроили-перегородили, как Комкова, напротив — по Образцова ходят трамваи трех марок (1, 3 и 11), выходят двери клуба завода ЭМТ (нынешний АО «Завод «Экватор») и почившего в бозе Николаевского ликеро-водочного завода, кое-где сохранились одинокие «доходные дома» конца 19 века и дореволюционная же брусчатка.
Особо хочется отметить Николаевский ЛВЗ. Он стоит на пересечении 3-й Песчаной с бывшей улицей Соборной (да, Соборная когда-то тянулась аж сюда, пока на ее пути не вырос ДК судостроителей и не разделил длинную улицу на собственно Советскую (Соборную) и небольшую улочку Корабелов). В этом месте трамваи, громыхая и бряцая, делают крутой вираж, унося пассажиров подальше от здания, долгие годы считавшегося неизменным атрибутом рабочего города. Сейчас об этом, некогда успешном, предприятии напоминает только покосившаяся вывеска. Само же производство, державшееся на плаву более ста лет, увы, исчезло, как и многие предприятия нашего города.
На протяжении ста лет с момента основания предприятие только раз останавливало свою работу – в период нацистской оккупации. Те годы дорого ему обошлись: вначале оккупанты его «перепрофилировали» под концентрационный лагерь и сборный пункт для отправки рабочей силы в Германию, а покидая Николаев в 1944 году, осуществили подрыв, в результате чего пострадало и строение завода и часть оборудования.
В общем, надо признаться, ничего примечательного на Песчаных улицах нет. И хотя не так далеки они от некогда аристократического центра, всего каких-то несколько кварталов, тем не менее, здесь совершенно иной уклад жизни. Мне почему-то показалось, что он такой же, как и в далеком 19 веке, и как и 20 лет назад, когда заканчивал Николаевский железнодорожный техникум, и мы, студенты, ежедневно бегали здесь на Центральный рынок… Уклад размеренный


Трамвай на ул. Образцова
и неторопливый.
Мой собеседник Евгений Парамонов, с которым мы прогулялись по бывшим Песчаным улицам, отчасти подтвердил это предположение.
— Я родился неподалеку отсюда, на улице Шоссейной, рядом с железнодорожным вокзалом. В те далекие времена все, что ниже (ближе к вокзалу) старого базара на месте «Сказки», городом как бы и не считалось. Поэтому, что наша Шоссейная-Фрунзе, что Песчаные… Жили-то примерно одинаково. И уклад жизни был, как бы это поточнее выразиться, полусельский-полугородской. Здесь же везде был «частный сектор» и «жилкопы» со своими садиками-огородиками, а кто-то и скотину держал — коров, лошадей, овец. Птица — так вообще было явлением повсеместным. Николаевцы не только голубей разводили! По дворам держали кур, гусей, уток.
Зря говорят, что николаевцы — негостеприимные, «быдловатые» и т.д. — чего только нелестного ни услышишь о наших жителях. Сейчас, конечно, многие не знают, кто у них сосед по лестничной клетке. Времена другие, увы. А когда я рос, подобного не было. У нас соседи по двору любили собираться за одним столом, выпивать и закусывать. Кстати, до середины 80-х годов, когда началась активная борьба с пьянством, в Николаеве водку и пиво почти не пили. Весь Николаев тогда пил… вино! Кто домашнее, кто покупное — это был наш, местный южный продукт. Водка же считалась уделом элиты либо крепко пьющих людей. Настоящих алкоголиков во времена моего детства знали по именам, и их было крайне мало. Сейчас, конечно, все по-другому…
Слушаю Евгения Юрьевича и соглашаюсь, и не соглашаюсь. Так ли все поменялось? Как и много лет назад, из-за хозяйских заборов свисают вишни и абрикосы, все так же лают из-под ворот собаки, предупреждая беспечных прохожих о своем незримом присутствии, а пенсионеры сидят на лавочках под окнами своих домов. Здесь время словно остановилось.
Александр Сайковский.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 24.7.2019, 11:28
Сообщение #290


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



http://www.up.mk.ua/mainpage/show_item/30611

Спасти уникальное историческое место


В Корабельном районе Николаева есть уникальное, возможно, единственное место, где представлены почти все исторические эпохи: древняя от IV тысячелетия до н. э. и предскифская, античная греческая, римская, казацкая, времена Богоявленска, времена Крымской и Второй мировой войн. Это комплекс памятников, расположенный на компактной территории урочища Сиверсов Маяк. Здесь действует небольшой музей. Совершенно очевидно, что такая местность является интересным объектом культурного наследия. Но, к сожалению, существует угроза потерять древнейшую культурную составляющую этого комплекса.
Речь идет о поселении ямно-катакомбной культуры, открытом В. М. Клюшинцевым в 1985 году, - Сиверсов Маяк-3 (по паспорту - 1988). Решением Николаевского облсовета от 9 августа 1988 г. памятник взят на государственный учет. Лет пять назад из описаний литературы, архивных документов выяснилось, что охраняется не весь памятник, - значительная его центральная часть не охраняется. Об этом я сообщил в письме городскому отделу охраны памятников еще года три назад.
По неизвестной причине в прошлом году эту территорию отдали под частную застройку. Я обратился в прокуратуру, чтобы она отреагировала по существу на письмо годичной давности и на другие обращения о пересмотре границ памятника. Необходимо было остановить уничтожение. Все находки были обнаружены в балке и на северном ее склоне (охраняется южный). Эти артефакты (зернотерка, керамика и другие предметы) я передал в краеведческий музей.
С моими доводами соглашаются археологи. Областная инспекция по результатам осмотра нашла основания для пересмотра границ памятника. Но окончательное решение о его сохранении должна принять городская власть. Состоялась встреча с мэром города, который дал соответствующее указание.
Что это за археологический памятник? Это место древней человеческой культуры на территории Николаева - IV тысячелетия до н. э., то есть шесть тысяч лет назад. Это ямно-катакомбная культура индоевропейских народов, которые занимались скотоводством, тогда же придумали четырехколесную телегу, приручили скот, исповедовали культ предков и первыми начали строить курганы, ставили антропоморфные стелы. В Николаевском краеведческом музее в самом начале экспозиции о древнем мире есть специальный стенд, посвященный ямной культуре. В литературе это место называют уникальным на юге Николаевской области.
На этом же месте были найдены валы Сиверского редута времен Крымской войны, которые тоже стоит сохранить. Эта батарея должна была первой встретить турецко-англо-французскую эскадру при попытке захвата Николаева в 1854 - 1855 гг. В рапорте царю указывалось, что батарея на Сиверсовом хуторе с 25 пушками пристреляна и готова к боевым действиям. Но, оценив систему фортификационных сооружений Николаева, противник отказался штурмовать город. Такой редут - ценное свидетельство военной истории юга Украины, гражданского самопожертвования. Редут был построен матросами флота и силами богоявленских горожан на средства помещиков (Водолагин) за год до Константиновской батареи и Георгиевского редута.
На этом же месте, на возвышенности, найден объект с артефактами старого маяка, который мог функционировать с середины 18 века. Он мог использоваться в сигнальных целях как казаками (Сиверсова коса ранее называлась Павловой косой) в Крымской войне, так и для нужд судоходной навигации.
Получается, что выделен участок под строительство в глубокой балке на памятнике. При этом рядом охраняются участки без признаков культурного слоя и вообще без почвы. Это территория старого карьера. Хочется задать вопрос: «Почему рядом есть свободные участки, а отдают под застройку и уничтожение место реальных археологических находок?»
Для решения проблемы надо немедленно пересмотреть местоположение достопримечательности и перенести выделенный участок для застройки на свободное место в сотне метров южнее. Время идет, строительные работы тоже - реальное место памятника археологии уничтожается. Никто не спешит спасать историческое наследие, хотя обязаны по закону. Непонятно, зачем обманывать застройщика и его руками уничтожать памятное место?
Мы имеем право на собственную историю и на собственный исторический опыт. Мне, как и многим горожанам, небезразлична судьба племен ямной и катакомбной культуры, которые подарили нам свое трудолюбие, выносливость, почтительное отношение к окружающему миру, цвет глаз и облик тела. Небезразличны греки и римляне с культурой полисов и государств; небезразличны казаки - христианский степной орден, сад Сиверса с сохранившимися яблонями-переростками, которым двести лет; небезразличны севастопольские моряки, которые под Николаевом должны были встретить вражескую армаду в Крымскую войну, - и лучшая для них память - это клочок земли с их редутом. Нам дорога память о 386 батальоне морской пехоты, прорвавшем здесь участок обороны для освобождения Широкой Балки.
Чего мы ждем сейчас и что надо для решения вопроса? Ждем, когда городской отдел охраны культурного наследия выполнит поручение Сенкевича и направит письмо о пересмотре границ памятника в областную инспекцию. Далее по результатам работы археологов принимается решение о пересмотре границ памятника и направляется рекомендация в городской совет о мерах по спасению его. Депутаты городского совета должны проголосовать - спасать историческое место или нет, переносить выделенный участок на свободное место или строить на его территории.
В урочище Сиверсов Маяк действует небольшой музей. Это предприятие за свой счет хранит исторические артефакты для вовлечения их в нашу современную культуру. Музей посещают, и люди осознают себя как нечто целое с вечной историей.

Юрий КОВАЛЬСКИЙ, краевед.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 14.8.2019, 11:33
Сообщение #291


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



http://www.up.mk.ua/mainpage/show_item/31582
К. Кнорре: человек, астроном, гражданин
%d0%9e%d0%b1%d1%81%d0%b5%d1%80%d0%b2%d0%b0%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f_%d0%9d%d0%b8%d0%ba
Николаевская астрономическая обсерватория стоит на пороге своего 200-летнего юбилея, который состоится в 2021 году.

С благодарностью, трепетно относятся астрономы к истории Николаевской обсерватории и нашего края, к памяти первого директора обсерватории К. Х. Кнорре, который работал в период развития астрономии в Восточной Европе в XVIII - XIX вв.

В еще необжитом крае, вдали от научных центров и мирового научного сообщества, К. Кнорре создал уникальную обсерваторию широкого профиля, где проводились гидрографические, морские, геодезические, астрономические работы. Благодаря его усилиям Николаевская обсерватория внесла огромный вклад в развитие Черноморского флота и края.

Сотрудниками обсерватории под руководством бывшего директора НАО Г. И. Пинигина была проделана большая, кропотливая работа в поиске, систематизации и изучении материалов о К. Х. Кнорре и его многочисленной семье. Неоднократно астрономы нашей обсерватории встречались с потомками К. Х. Кнорре, которые чтят память предков и гордятся тем, что те создали.

В последние годы в Николаевской астрономической обсерватории подготовлено к печати достаточно статей и книг исторического характера, освещающих деятельность представителей династии Кнорре. Некоторые из публикаций о первом директоре Николаевской обсерватории написаны в соавторстве и при активном участии двух его праправнуков - Сюзанны Эраль и Сержа Прата.
Но тираж таких изданий невелик, и не каждый, кто интересуется историей Николаева, может полистать эти книги. В данной статье дается краткий обзор некоторых публикаций с целью ознакомить читателя с человеком, который был не только выдающимся астрономом, но прежде всего активным гражданином, а также очень заботливым семьянином. К. Х. Кнорре был разносторонне одаренной личностью, с колоссальной работоспособностью и целеустремленностью. И чем больше читаешь об этом легендарном человеке, тем больше о нем хочется узнать.

Работа, общественная деятельность и многодетная семья требовали от астронома много времени и сил. А привычка делать все, за что бы он брался, на самом высоком уровне и доводить все до логического конца, требовали большой самоотдачи, собранности и энергии. А этого Карлу Христофоровичу было не занимать. Уже с 10 лет от роду он вынужден был работать, чтобы помочь матери воспитывать еще двоих детей, зарабатывал уроками математики и латыни. Это был высокообразованный, трудолюбивый молодой человек, прекрасно знавший математику, физику, астрономию, свободно говорящий на нескольких европейских языках.
В 1820 г. В. Я. Струве, который впоследствии стал выдающимся астрономом, дал отличный отзыв о студенте
4-го курса Дерптского университета К. Х. Кнорре и рекомендовал его на должность директора морской обсерватории в Николаеве. Он взял на себя ответственность за 19-летнего юношу, не получившего еще диплома и законченного высшего образования. В дальнейшем В. Я. Струве не раз предлагал К. Х. Кнорре другие должности взамен директора Николаевской обсерватории, например, должность директора Дерптской обсерватории или астронома в Пулковской обсерватории. Но К. Х. Кнорре решил остаться в Николаеве, как самом лучшем месте для астрономических исследований.

Наш южный город в то время был небольшим военным поселением, где проживало около 10 тысяч жителей, половина из них были моряки без семьи, остальные - рабочие военно-морской верфи. Город был расположен между современной Артиллерийской улицей, проспектом Центральным и Садовой улицей. Молодому талантливому астроному приходилось искать общения с людьми просвещенными, близкими ему по духу.

Уже с первых лет своего пребывания в Николаеве К. Х. Кнорре сблизился с семьей будущего составителя Толкового словаря русского языка Владимира Даля. Родители В. Даля были очень образованными, интеллигентными людьми. Владимир и его брат Карл интересовались практической астрономией, т.к. были мичманами на Черноморском флоте. К. Кнорре читал им лекции в Штурманском училище. Между семьей Даля и молодым профессором возникла крепкая дружба. Это подтверждается тем, что Владимир Даль, будучи писателем, посвятил Карлу Кнорре «Сказку о шемякином суде и о воеводстве и о прочем; была когда-то быль, а ныне сказка буднишняя», опубликованную в 1832 г. Ученый и ученик стали друзьями в возрасте 20 лет и сохранили свои отношения на всю жизнь.

Как сообщается в «Семейной хронике Кнорре», дружба между Кнорре и Далем длилась и во втором поколении. В 1847 и 1848 годах Федор Кнорре жил в семье Даля, изучая архитектуру вместе с сыном Даля, Львом. Федор Кнорре и Лев Даль стали близкими друзьями и в дальнейшем достигли успешной карьеры в области архитектуры.

Сюзанна Эраль в своей статье «Карл Кнорре - астроном и поэт» (Новітня філологія. Вип. 38. - Миколаїв: Вид. ЧДУ ім. Петра Могили. - 2011. - С. 198 - 210) раскрыла еще одну грань таланта К. Кнорре: он не только поддерживал дружбу с литераторами и поэтами, но сам был поэтом. В юношеском возрасте он написал на родном немецком языке романс в стихах под названием «Люсинда» («Lucinde»), опубликованный в Дерпте. В нем рассказывалось о трагической любви, верности, благородстве…

По роду своей деятельности К. Кнорре часто приходилось общаться с людьми выдающимися. Со многими из них у него завязывались тесные дружеские отношения. Например, из семейной хроники мы узнаем, как будучи в командировке во Франции, двадцатилетний Карл посещал лекции знаменитого астронома Д. Ф. Араго. В возрасте всего лишь 23 лет Араго был избран в Парижскую академию наук и назначен профессором Политехнической школы. Как-то во время одной из своих лекций по астрономии Араго (ему тогда уже было 40 лет), объясняя какую-то сложную формулу, вдруг запутался и должен был отложить решение на следующий раз. Тогда К. Кнорре, сидевший в зале, заметил ошибку, встал и предложил возобновить лекцию. Араго заинтересованно согласился. После того, как молодой иностранец блестяще решил проблему, изумленный и благодарный Араго пригласил его на обед к себе домой. Так началась между ними настоящая дружба.

Среди особо почетных гостей Николаевской обсерватории XIX века был маршал Франции Огюст Фредерик де Мармон, герцог Рагузский, который ранее в Вене был наставником Франсуа - сына Наполеона. Карл Кнорре произвел сильное впечатление на маршала. О. Ф. де Мармон оставил уникальное письменное свидетельство о своем визите в Николаев. О посещении местной морской обсерватории в 1834 г. он пишет: «Астроном, заведующий этой обсерваторией - молодой, самый выдающийся человек, полный скромности и незатейливости. Его зовут Кнорре… Я убежден в том, что он вступит в ряды первоклассных ученых».

А вот фрагмент письма великого виртуоза-пианиста ХIХ века, дирижера и композитора Ференца Листа. В 1847 г. он был на гастролях в Одессе и проездом остановился в Николаеве. «Вчера я познакомился с Кнорре, который, как вы знаете, не только знаменитость, но и европейская прославленность. Он непременно должен показать мне эти научные и положительные чудеса…».
Карл Христофорович активно участвовал в общественной жизни города, у него было сильно развито чувство гражданского долга. В связи с этим ему приходилось заниматься совсем не астрономическими делами. Например, взял на себя обязательство регулярно контролировать температуру и качество воды в бассейне, сооруженном в Спасском урочище Николаева с целью накопления питьевой воды для нужд горожан. Для этого Городская дума выдала ему специальный ключ от бассейна.

Для того, чтобы все желающие горожане имели возможность сличать показания своих карманных часов, К. Кнорре выписал из Англии настенные часы и установил их в зале Зимнего собрания города. За ходом часов Кнорре регулярно следил, вносил нужные поправки и в течение последующих 30 лет заводил их.

К. Кнорре подарил Благородному собранию жителей Николаева шахматы с шахматным столиком и всячески пропагандировал эту игру среди офицерского корпуса. Первый шахматный кружок появился в обсерватории, а Николаев был признан первым шахматным центром в Украине.

К. Кнорре много лет был Главным поверенным Российского Общества для страхования капиталов и имущества на юге России, имел при этом очень высокий авторитет, многие офицеры назначали его своим душеприказчиком, иногда даже ему приходилось рассматривать претензии наследников умерших офицеров.

Принимая во внимание активность К. Кнорре в общественной жизни г. Николаева, дирекция Благородного собрания города в 1859 году избрала Кнорре своим почетным членом.

В своем научном наследии К. Х. Кнорре оставил большое количество сообщений о наблюдениях затмений Солнца, покрытиях Юпитера, звезд Луной, прохождения Меркурия по диску Солнца, наблюдениях комет, статей об исправлении звездных карт в широко известном журнале «Astronomische Nachrichten».

Карл Христофорович продолжал выполнять свою работу и обязанности в Николаевской обсерватории до июня 1871 г., когда получил право уйти на пенсию после пятидесяти лет безупречной службы. В октябре того же года он переехал в Берлин с женой и детьми младшего возраста и умер там 4 августа 1883 года.

Как вспоминают его потомки, К. Кнорре оставил мемуары, однако их местонахождение пока не обнаружено. С. Ф. Эраль в своей статье о письмах от Карла Кнорре к В. Далю отмечает, что все личные бумаги, сувениры и знаки отличия К. Х. Кнорре оставил младшему сыну Георгу. Все вещи передавались через поколения, вплоть до Ульриха фон Кнорре
(1931 - 2011). Часть архивов в копиях была передана в архив Николаевской обсерватории и использована при создании статей и книг, посвященных семье Кнорре.

Карл Христофорович Кнорре прослужил на посту директора обсерватории в течение полувека. Вся его деятельность является примером напряженного и самоотверженного труда в науке. В 2010 году одна из малых планет главного пояса астероидов получила имя «Кнорре» в честь династии астрономов Эрнста Кнорре, его сына Карла Кнорре и внука Виктора Кнорре. И совершенно справедливо это имя занимает место на карте звездного неба.

Морская обсерватория, созданная К. Х. Кнорре, выдержала почти двухвековое испытание временем и превратилась в известный научно-исследовательский институт «Николаевская астрономическая обсерватория» Министерства образования и науки Украины. Это одно из старейших академических научных учреждений бывшего СССР. В настоящее время Николаевская астрономическая обсерватория продолжает традиции Кнорре и, сохраняя накопленный почти за два столетия научный опыт, имеет достаточно идей и энергии для проведения актуальных фундаментальных исследований и прикладных работ в современной астрономии.

А. В. ШУЛЬГА, директор НИИ «НАО»; Л. Н. ЯНИШЕВСКАЯ, заведующая научно-технической библиотекой НИИ «НАО»
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 15.8.2019, 11:32
Сообщение #292


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



https://vn.mk.ua/imperatritsy-i-imperatory-...abli-nikolaeva/

«Императрицы» и «Императоры». Корабли Николаева
В ОКТЯБРЕ 1916 ГОДА В СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ БУХТЕ ПОГИБ ПОСЛЕ ДВУХ ВЗРЫВОВ НОВЕЙШИЙ РОССИЙСКИЙ ЛИНКОР «ИМПЕРАТРИЦА МАРИЯ». (РЕТРО-ПУБЛИКАЦИЯ)


Император Николай II на борту «Императрицы Марии» с экипажем корабля и акционерами компании «Руссуд». Николаев, 15 апреля 1915 года.
Это был один из лучших кораблей Черноморского флота, вступивший в строй в начале первой мировой войны. Четыре линкора-«дредноута», строившиеся на николаевских заводах в разгар войны, заслуживают того, чтобы рассказать об истории их создания и о том, какая грандиозная реконструкция была выполнена на «Руссуде» и на «Навале» при подготовке к их строительству.
В 1911 году казённое Николаевское Адмиралтейство было закрыто из-за отсутствия средств на реконструкцию. Вновь образованная на его базе частная компания «Руссуд» – «Русское судостроительное общество» (нынешний завод им. 61 Коммунара) получила в бесплатную аренду сроком на 25 лет старую верфь на Ингуле с правом её перестройки. Значительное количество акций «Руссуда» принадлежало императрице Александре Фёдоровне, ближайшему окружению Николая II и высоким чинам Морского министерства.
Новая компания развернула в августе 1911 года на левом берегу Ингула беспрецедентную по масштабам модернизацию, которая через два года превратила старое Адмиралтейство в новый современный завод для строительства крупных военных кораблей и вывела его в число наиболее технически совершенных в Европе.
На собрании учредительного комитета в С.-Петербурге 5 ноября 1911 года директором-распорядителем завода «Руссуд» был назначен выдающийся судостроитель, бывший начальник судомеханического производства Адмиралтейского завода С.-Петербурга Николай Иванович Дмитриев. Первым делом снесли прогнившие деревянные эллинги. Вместо них построили просторный судостроительный открытый эллинг на железобетонном основании с огромным перекрытием на металлических опорах над двумя большими наклонными стапелями, оборудованными современными мостовыми кранами. На новых стапелях могли строиться линейные корабли водоизмещением до 30 000 т. Это грандиозное сооружение основательно вписалось в панораму города. Николаевцы и приезжие по сей день с интересом всматриваются с Ингульского моста или с набережной Флотского бульвара в ажурное перекрытие стапелей, на которых завод им. 61 коммунара строит корабли. Одновременно проложили железнодорожную ветку, связавшую «Руссуд» с николаевской товарной станцией. (Эта ветка, проходившая вдоль яхт-клуба, Дикого сада и бульвара, действовала до конца 1960-х годов.) Для достройки линкоров на заводе построили 200-тонный плавкран и плавучий док грузоподъёмностью 30 000 тонн. Постройки на правом берегу Ингула сохранили за собой петербургские Балтийский и Невский заводы и николаевский военный порт.
Тем временем Турция в 1910 году закупила в Германии два эскадренных броненосца и четыре новых эсминца. Ещё четыре эсминца были приобретены во Франции. Тогда же был подписан контракт между Турцией и Англией о строительстве и поставке на Чёрное море к 1914 году трёх новых кораблей, среди них двух дредноутов. К тому времени во всех флотах стал интенсивно строиться новый тип линкоров – «дредноуты». Они отличались от броненосцев предыдущих лет наличием более мощных орудий калибром до 305 мм, превосходством в скорости и более сильной броневой защитой.
Накануне первой мировой войны Англия являлась безусловным лидером в области морских вооружений. 10 февраля 1906 года на государственной военно-морской верфи в Портсмуте был спущен на воду новый линейный корабль «Дредноут». Крёстный отец корабля, король Британской империи Эдуард VII, разбивая бутылку шампанского о его борт, произнёс: «Я нарекаю тебя «Неустрашимым» (Dreadnought – англ.). Создание линкора «Дредноут» совершило революцию в военном кораблестроении в начале века. Он настолько превосходил по своим основным тактико-техническим элементам и ударным возможностям существующие тяжёлые артиллерийские корабли мира, что через некоторое время все ведущие морские державы бросились в «дредноутную гонку», пытаясь повторить и превзойти возросшую боевую мощь английских линкоров. «Дредноуты», благодаря значительно увеличившемуся количеству и дальнобойности орудий главного калибра, оптимизации схемы бронирования и повышению скорости хода могли выбирать наивыгоднейшие условия ведения боя и занимать позиции вне досягаемости артиллерии других кораблей. Старые броненосцы оказались бессильными в борьбе с ними.
Морское министерство, возглавляемое дальновидным и энергичным адмиралом И.К.Григоровичем, содействовало в получении николаевскими заводами заказов на строительство для Черноморского флота новых кораблей. В 1911 году постановлением Совета Министров России были выданы заказы на строительство двух линкоров-дредноутов заводу «Руссуд» и одного такого же – заводу «Наваль». При их создании должен был использоваться опыт строительства с 1909 года в Петербурге на Балтийском и Адмиралтейском заводах четырёх линкоров типа «Севастополь».
Основные тактико-технические элементы линкора «Императрица Мария»: Полное водоизмещение — 23 413 т, длина по КВЛ – 168 м, ширина – 27,4 м, осадка – ок.8,5м. Вооружение: двенадцать 305-мм орудий в четырёх линейно расположенных башнях; двадцать 130-мм орудий; восемь 75-мм орудий; четыре скорострельных 47-мм зенитных орудия.
Второй руссудовский линкор получил название «Император Александр III», а третий, строившийся на заводе «Наваль», – «Императрица Екатерина II». Все корабли строились с применением, в основном, отечественных материалов, оборудования и вооружения.
Следует сказать, что с 1909 года и на заводе «Наваль» ускоренно велось техническое перевооружение, включающее реконструкцию стапелей и достроечных сооружений. В это время удлиняется и практически заново строится для крупных кораблей стапель №1. В 1911 году был построен так называемый «Большой ковш» для их достройки на плаву, способный принимать корабли водоизмещением до 45 000 тонн (где мы достраивали потом все наши авианесущие корабли). Расширялись и обновлялись судостроительное, башенное, турбинное, котельное, кузнечно-прессовое, цинковальное и медницкое производства, строились новые механосборочные и инструментальные цеха. Был построен сталелитейный цех с тремя мартеновскими печами. Были проложены автономные, не связанные с городом, канализация и водопровод. Подверглись серьёзной реконструкции центральная электростанция, компрессорная и гидравлическая подстанции. В 1912 году на завод был доставлен в разобранном виде из Германии и затем смонтирован на месте плавкран грузоподъёмностью 150 т, прослуживший до конца ХХ века и получивший название «Ветеран».
В марте 1911 года французский банк «Сосьете-женераль» приобрёл акции у бельгийских владельцев завода, образовав в Париже французское акционерное «Общество николаевских заводов и верфей», которое вместе с «Русско-Азиатским» банком из Петербурга явилось новым владельцем завода «Наваль». Правление возглавлял крупнейший французский капиталист и бывший министр финансов Поль Думер, впоследствии избранный президентом Франции. Важную роль в правлении играл «король вооружений Европы» богатейший французский капиталист Базиль Захаров, владевший многими промышленными предприятиями и банками, в том числе известной фирмой «Виккерс и Максим», объединявшей 17 военных заводов в Англии, Швеции и Испании. В это время возникает острая конкурентная борьба между иностранными и отечественными монополиями за заказы Морского министерства с их колоссальными прибылями. В апреле 1912 года Петербургский международный коммерческий банк, контролировавший деятельность в разных концах России 22-х крупнейших компаний, под эгидой которого создавался и «Руссуд», перекупает у «Русско-Азиатского» банка акции «Общества николаевских заводов и верфей» и становится фактическим владельцем «Наваля». Наиболее весомым из числа акционеров, имевшим 2400 акций и соответственно право на 240 голосов общего собрания акционеров, стал крупнейший прибалтийский помещик и капиталист барон Н.Е.Врангель, отец будущего главнокомандующего белых войск на юге России генерала П.Н.Врангеля.
Широкое и многостороннее развитие завода свидетельствовало о том, что правление «Наваля» решило обходиться при постройке кораблей и изготовлении машин для них без участия других предприятий. К моменту завершения реконструкции завода по своей мощности, широте профиля и техническому уровню «Наваль» не уступал петербургским частным или государственным предприятиям морского судостроения. Если прибавить к этому построенный специально для новых линкоров в те же годы сухой док на Северной стороне Севастополя по чертежам, утверждённым лично Николаем II, в который мы потом ставили все наши авианесущие корабли, то станет понятным размах работ, выполненных при подготовке к постройке линкоров. С 1911 по 1914 год основные капиталы «Руссуда» и «Наваля» выросли в десять раз, количество рабочих на «Навале» за то же время выросло в пять раз. В 1913 году Н.И.Дмитриев назначается директом-распорядителем объединённого треста «Наваль»-«Руссуд». Два мощных николаевских судостроительных завода вошли в ХХ век технологически переоснащёнными и с полными портфелями заказов.
Учитывая выявившиеся некоторые недостатки руссудовского проекта, Григорович разрешил «Навалю» выпускать рабочие чертежи для постройки своего линкора самостоятельно. Проектно-технологическое бюро завода возглавил участник Цусимского сражения Владимир Полиевктович Костенко, которого спас от каторги в 1910 году, добившись помилования у Николая II, академик А.Н.Крылов. Костенко был осуждён судом на шесть лет каторги за хранение пакета с революционными воззваниями. Крылов написал подробное письмо Григоровичу с просьбой спасти Костенко и дать ему возможность работать для флота. После доклада Григоровича царь произнёс: «Нам нужны талантливые люди» и написал на приговоре: «Дарую помилование». Костенко был главным корабельным инженером «Наваля» с 1912 по 1922 год. Для наблюдения за проектированием главной энергетической установки в Николаев пригласили специалистов английской фирмы «Виккерс и Максим», поставлявшей башенные орудия и судовые машины. Завод «Наваль» самостоятельно изготавливал котлы и паровые турбины, которые являлись его гордостью, поскольку они ни в чём, как выяснилось на испытаниях корабля, не уступали английским – фирмы «Виккерс», поставленным для «Императрицы Марии» на «Руссуд». На «Навале» был изготовлен комплект башенных установок главного калибра для «руссудовского» линкора «Император Александр III».
Зарубежные специалисты удивлялись быстрому ходу строительства николаевских линкоров. Инженеры английской фирмы «Джон Браун» заявляли, что в столь короткий срок невозможно выполнить такую огромную работу. Николай Иванович Дмитриев накануне спуска «Императрицы Марии» давал интервью: «Несмотря на забастовки, которые в течение последнего года продолжались в общей сложности около трёх месяцев, мы идём в сроки, установленные Морским министерством, работая два последних месяца по 18 часов в сутки. Все страшно устали, но сознательно шли на это, чтобы подогнать дело постройки судов, задержанное забастовками».
19 октября 1913 года территория завода «Руссуд», примыкающая к месту спуска линкоров, была усеяна десятками тысяч людей. Гора против стапелей была занята рабочими и их семьями. Казалось, всё население города высыпало на берега Ингула, многочисленные толпы народа располагались в тех местах, где хоть что-нибудь можно было видеть, бульвар тоже был запружен народом. Гигантский линкор «Императрица Мария» величественно покоился на полозьях. На стапельных фермах развивались национальные флаги России. На палубе броненосца принимал высоких гостей командир дредноута капитан I ранга Поремский. После молебна с провозглашением многолетия Царствующему Дому была дана команда «К спуску!». Дредноут дрогнул и под звуки народного гимна плавно сошёл на воду, приветствуемый криками «ура!» и орудийной канонадой кораблей эскадры.
После окончания торжественной церемонии рабочие тесным кольцом окружили руководителей завода и «качали» их. Один из судосборщиков обратился к председателю правления «Руссуда» – профессору В.М.Иванову с просьбой от всех рабочих способствовать тому, чтобы корабли русского флота строились только в России.
Затем в зимнем Морском собрании состоялся банкет, устроенный заводами «Руссуд» и «Наваль», на котором присутствовало 480 персон.
Чтобы судить о масштабах кораблестроения в Николаеве накануне первой мировой войны, достаточно сказать, что в день спуска линкора «Императрица Мария» 19 октября 1913 года на «Руссуде» в присутствии Морского министра И.К.Григоровича и его свиты заложили крейсеры «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Лазарев», а днём раньше, 18 октября 1913 года, на Южном Буге, на заводе «Наваль» были спущены на воду эсминцы «Беспокойный» и «Гневный» и заложены на освободившихся стапелях эсминцы «Дерзкий» и «Пронзительный». В тот же день 18 октября 1913 года на николаевском отделении Невского судомеханического завода, расположенном на правом берегу Ингула напротив «Руссуда», заложили ещё два эсминца – «Громовой» и «Поспешный» и три подлодки – «Нарваль», «Кашалот» и «Кит» с торпедными аппаратами калибра 450 мм. Эти лодки, уничтожившие в общей сложности 43 судна, считались лучшими субмаринами русского флота периода первой мировой войны. А 19 октября 1913 года на николаевском отделении Балтийского завода, расположенного там же – на правом берегу Ингула, была спущена подводная лодка «Тюлень». Поистине, Николаев с полным основанием называли колыбелью Черноморского флота!
За два месяца до выхода «Императрицы Марии» на ходовые испытания, 15 апреля 1915 года, Николаев посетил Николай II в сопровождении морского министра И.К.Григоровича. Это было тяжёлое время. Шла первая мировая война…

Царь побывал на двух судостроительных заводах – «Руссуде» и «Навале» и ознакомился с ходом строительства линкоров. На «Руссуде» ему были представлены директор завода Н.И.Дмитриев, главный корабельный инженер полковник Л.П.Коромальди, управляющий заводом К.Г.Ващалов и инженер-строитель «Императрицы Марии» Ф.И.Рядченко. Председатель правления «Руссуда» – профессор генерал-лейтенант В.М.Иванов доложил: «Броненосец построен в три года, сдаём его готовым к бою по меньшей мере на семь месяцев раньше запланированного срока. «Руссуд» доказал этой постройкой, что в мощности своего оборудования и в работоспособности всех своих деятелей, включая рабочих, он не уступает ни одному из иностранных предприятий в этой области. Наш первенец, корабль «Императрица Мария», даст возможность доблестным морякам Черноморского флота совершить подвиги, достойные, Великий Государь, славы Вашего имени и славы России».
Выбранный от рабочих «Руссуда» Белов обратился к Императору с речью:
«Великий Государь, Батюшка! В настоящий исторический торжественный день в жизни нашего Русского завода мы, рабочие и служащие, неизъяснимо счастливы приветствовать Тебя, Великий Государь, на нашей территории. Позволь, Великий Государь, мне – счастливому представителю от завода – засвидетельствовать Тебе те высокопреданные чувства, которые объединили в общую семью служащих, рабочих и начальствующих нашего Русского завода… Вверенное нам Тобою воссоздание грозного Черноморского флота нашло применение в высокой энергии, разуме и силе… Мы, Государь, все без исключения труженики Русского завода, повергая к Твоим священным стопам наши верноподданнические чувства, просим принять нашу хлеб-соль, как священный символ вечного единения Белого царя с его верным народом. Мы верим, Государь, что недолго то время, когда сооружённый нами линейный корабль «Императрица Мария», грозно рассекая седые волны Босфора, явится под стенами Царьграда и своими чудовищными орудиями собьёт мусульманский полумесяц, украшавший веками святую Софию, а на его место вновь водрузят Святой православный крест, который, как ослепительная жемчужина, засияет в Твоей короне, Государь…». Царь изволил самолично вручить депутату от рабочих Белову подарок – часы с Высочайшим гербом.
Николай II сфотографировался на палубе «Императрицы Марии» с заводской администрацией и экипажем, после чего выехал на «Наваль», где посетил котельный и башенный цеха, был в кузнице, механическом, турбинном и сталелитейном производствах, присутствовал при закладке нового корабля. Царь побывал в лазарете, основанном на совместные средства «Руссуда» и «Наваля» и вечером отбыл в Севастополь, где 16 апреля его встречали командующий Морскими силами Чёрного моря адмирал Эбергард и свита.
Несмотря на тяжёлые потери на фронте и сотрясавшие Россию забастовки, культ царя в России оставался высоким. В те дни николаевские газеты писали: «Царский поезд прибыл из Одессы в 8.35. Стоявшие на вокзале войска взяли на караул, оркестры играли гимн, мощное «ура», идущее из десятков тысяч грудей, беспрерывно перекатывалось в воздухе. Государь Император милостиво отвечал на приветствия ликующего населения, улицы города превратились в живое движущееся море. От вокзала до главного Адмиралтейского собора (расположенного на месте нынешнего мемориального комплекса 67-ми десантникам – В.Б.) стояла праздничная нарядная толпа, жившая в эти часы особенной жизнью, особенным необыкновенным настроением. Светел и прекрасен был для неё этот весенний день, яркое солнце, волнующий и бодрый гул, наполнивший собою все уголки нашего широкого города. Тысячи глаз смотрели в ту сторону, откуда должен был показаться Царский кортеж. Проехал. Окинул Царским оком толпу и укатил дальше, но остался в памяти этот короткий любовный взор, его трогательная улыбка. А толпа, как зачарованная, смотрит вслед и грустно ей, что так коротко было её счастье. Да, поистине велико и сильно обаяние Царя на окружающих, и глубоко волнует светлый и ясный взгляд Царский, и милостивое слово Его. Присутствие Царя вливает новые силы в верные и любящие сердца, удесятеряет усердия и преданность, призывает к новым самоотверженным трудам и подвигам».
В тот праздничный весенний день ещё никто не знал, какая участь приготовлена судьбой николаевским линкорам-дредноутам, что Россия стоит на пороге событий, которые сметут с лица земли и эти гигантские корабли, и многих участников этих торжеств.
23 июня 1915 года линкор «Императрица Мария» вышел на ходовые испытания в Севастополь. Шла война, и потому линкор сопровождали в Севастополь более двух десятков боевых кораблей. В июле 1915 года состоялся групповой выход русских подводных лодок к Босфору с целью прикрытия проводившихся на Чёрном море испытаний линкора, с постановкой в проливе подводным минным заградителем «Краб» минной завесы на пути возможного движения неприятельских крейсеров. Вступившие в августе 1915 года в состав действующего флота линкор «Императрица Мария» и в ноябре того же года линкор «Императрица Екатерина Великая» (до 27.06.1915 года этот линкор назывался «Императрица Екатерина II») ликвидировали господство на Черноморском театре германских кораблей во главе с линкором «Гебен» и крейсером «Бреслау», воевавшими на стороне Турции, и изменили соотношение сил в пользу России. Однако воевать линкору «Императрица Мария» долго не пришлось.
Взрыв, произошедший 7 октября 1916 года в 6 часов 20 минут, вызвал пожар, столб пламени от которого поднялся на высоту 200 метров. Около часа корабль полыхал в огне, периодически один за другим следовали новые взрывы. После мощного взрыва в 7 часов 2 мин. корабль потерял остойчивость, опрокинулся вверх килём и быстро затонул на глубине 20 м. В той катастрофе погибло 228 членов экипажа. Неожиданная гибель тихим осенним утром на глазах всего Севастополя линкора «Императрица Мария», являвшегося гордостью Черноморского флота, потрясла общественное мнение России. Обстоятельства катастрофы расследовала комиссия, заключение которой готовил академик А.Н.Крылов. Однако истинных причин взрыва установить не смогли.
Судьба других николаевских линкоров не менее трагична. Линкор «Императрица Екатерина Великая» 13 апреля 1917 г. получил новое наименование – «Свободная Россия». 1 мая 1918 года войска Германии заняли Севастополь, а в конце месяца высадились в Поти, оккупировали Грузию и потребовали передать ей корабли Черноморского флота. 28 мая 1918 года В.И.Ленин дал указание по радио в Новороссийск – кораблям следовать в Севастополь для передачи немцам, а секретной директивой предписывалось «уничтожить все корабли Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске». Среди моряков начались митинги, часть из них отказывалась выполнять приказ о затоплении. 18 июня приступили к уничтожению флота. В тот день Новороссийский рейд представлял страшное зрелище: в лучах заходящего солнца один за другим погружались на дно Цемесской бухты эсминцы «Пронзительный», «Калиакрия», «Гаджибей», «Фидониси», «Капитан-лейтенант Баранов», «Лейтенант Шестаков», миноносцы «Сметливый» и «Стремительный». В 18 часов 40 минут был затоплен линкор «Свободная Россия». Четыре торпеды, выпущенные по собрату эсминцем «Керчь» (тоже построенном на «Навале»), вызвали взрыв погребов между 2-й и 3-й башнями дредноута, в корпусе образовалась сквозная пробоина, и через 3 часа 42 мин он опрокинулся и затонул вверх днищем. Эсминец «Керчь» затопили последним на рассвете 19 июня, открыв кингстоны и дав оповещение по радио: «Всем. Всем. Всем. Погиб, уничтожив корабли Черноморского флота… Эскадренный миноносец «Керчь».
Через месяц на другом конце России, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, не стало и Императора Николая II, расстрелянного вместе с семьёй по постановлению Екатеринбургского областного Совета. Прошло три года и три месяца после грандиозной встречи на «Руссуде»… 11 ноября 1918 года закончилась первая мировая война, унесшая 20 миллионов жизней.
Третий линкор этой серии «Император Александр III» был сдан в октябре 1917 года с новым наименованием «Воля». Экипаж линкора отказался выполнять приказ о затоплении в Новороссийске. 17 июня контр-адмирал Тихменев увёл в Севастополь линкор и шесть эсминцев, где они были захвачены германскими войсками и разоружены. Линкор «Воля» был переименован в ЛК «Генерал Алексеев». После разгрома войск генерала Врангеля их остатки в ноябре 1920 года на кораблях и судах Черноморского флота эвакуировались в Бизерту (Тунис). Переговоры Советского правительства с Францией о возвращении кораблей к успеху не привели. В октябре 1924 года русские моряки покинули эти корабли и перешли на положение беженцев. В 1936 году линкор вместе с другими российскими кораблями, среди которых были и эскадренные миноносцы завода «Наваль» – «Беспокойный», «Гневный», «Дерзкий, «Звонкий», «Зоркий», «Жаркий, «Капитан Сакен», «Цериго», подводные лодки «Буревестник», АГ-22, и др. были разобраны на металл. Под Новороссийском и в Бизерте были уничтожены почти все корабли, построенные николаевскими судостроителями за предвоенное десятилетие.
Теперь о четвёртом линкоре. В 1914 году «Наваль» подписал с Морским министерством контракт на строительство второго своего линейного корабля – четвёртого из серии николаевских дредноутов, который получил наименование «Император Николай I». Фактическая закладка корабля состоялась в июне 1914 года. 15 апреля 1915 года в присутствии Николая II, посетившего «Наваль», был выполнен торжественный ритуал официальной закладки линкора. В апреле 1917 года по решению Временного правительства линкору было присвоено новое наименование «Демократия», однако работы по его достройке велись слабо и в конце 1917 года остановились совсем. Недостроенный корабль на долгие годы стал на прикол у стенки «Наваля», и лишь десять лет спустя в 1927 году был продан на лом «Севморзаводу» по цене 8 руб.54 коп. за тонну. Не правда ли, до боли знакомая и напоминающая судьбу авианосца «Варяг» история?
Печальна судьба и директора завода «Наваль» (с 1912 по 1918 год) Бориса Александровича Юренева. Его организаторские способности подтверждаются показателями в постройке этих сложнейших кораблей в условиях начавшейся войны, отсутствия зарубежных поставок, революционного брожения и бесконечных, следовавших одна за другой стачек. Головной линкор «Императрица Екатерина Великая» был построен за три с половиной года и за три года должен был войти в строй второй линкор «Император Николай I». В те же годы были сданы первые в русском флоте серийные паротурбинные эсминцы: «Дерзкий», «Беспокойный», «Гневный», «Пронзительный». На стапелях и у достроечной стенки находились ещё восемь эсминцев типа «Новик» с усиленным вооружением и новыми торпедными аппаратами, с названиями, увековечивающими места побед над турками адмирала Ф.Ф.Ушакова: «Фидониси», «Керчь», «Гаджибей», «Калиакрия», «Занте», «Корфу», «Левкос» и «Цериго». По скорости хода, маневренности и вооружению эсминцы типа «Новик», спроектированные на Путиловском заводе, не имели равных в мире и считались лучшими эсминцами времён первой мировой войны. Вступил в строй подводный минный заградитель «Краб» с уникальным минным и торпедным вооружением, подводные лодки «Лебедь», «Буревестник», «Пеликан», «Орлан». В начале 1917 года навалевцы приступили к сборке подводных лодок типа АГ («Американский Голланд»), доставленных в разобранном виде из США: АГ-21 – АГ-26. На достройке находился головной крейсер «Адмирал Нахимов». Были построены плавучие доки для николаевского, одесского, керченского, мариупольского портов, железнодорожные мосты, около 1300 железнодорожных вагонов и др.
Высоким темпам работ способствовала введенная в 1911 году аккордная система оплаты труда рабочих и высокие тарифы. По свидетельствам современников тех лет, николаевские банки пополнялись вкладами заводчан, среди которых было много рабочих. В эти годы в городе развернулось и грандиозное жилищное строительство, на фронтонах индивидуальных домов очень часто были выложены цифры 1911, 1912, 1913, 1914.
Несмотря на это, вал забастовок нарастал. В те дни В.И.Ленин писал: «…Замечательна забастовка в июне 3886 человек на николаевских судостроительных заводах, вызвавшая потерю 155 000 рабочих дней!». И это только в течение июня 1912 года!
По воспоминаниям современников, Б.А.Юренев был деловым, энергичным и немногословным директором и всеми силами старался сдержать разраставшийся хаос. В 1913 году он писал: «мыслимо ли, за год 9 забастовок со всё возрастающими требованиями». Два последних месяца перед мировой войной Россию сотрясали грандиозные забастовки, временами останавливались все цеха завода «Наваль». В сложнейших условиях начавшейся войны, военной разрухи и борьбы за власть Юренев обеспечивал выполнение кораблестроительной программы. 18 марта 1918 года в Николаев вошли немецкие войска, немедленно закрывшие заводы «Наваль» и «Руссуд». В Гамбурге велись переговоры о передаче николаевских заводов немецкой компании «Бломм унд Фосс». Юренев отказался сотрудничать с немцами. Но и революцию он не принимал. Как только ушли из города немецкие войска, 14 марта 1919 года его арестовали. Он был убит конвоем при неизвестных обстоятельствах. Человек, осуществивший грандиознейшую реконструкцию «Наваля» и бесперебойно поставлявший корабли российскому военно-морскому флоту в условиях революционной смуты и мировой войны, был ликвидирован как классовый враг, по идеологическим мотивам.
Так закончилась история дореволюционного кораблестроения в Николаеве. После революции завод «Руссуд» был закрыт на десять лет, «Наваль» занимался в основном судоремонтом. Николаевские судостроительные заводы вновь заработали в полную силу только через пятнадцать лет…
Валерий Бабич.

(«Вечерний Николаев» 30 июля, 1 августа 2002 г.)
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 19.8.2019, 11:24
Сообщение #293


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



https://vn.mk.ua/smeshene-yazykov-domov-ime...lazenapovskaya/
Смешенье языков, домов, имен, сословий. Улица Глазенаповская


Рыбный павильон
Мы продолжаем прогулки по старым улицам Николаева со старшим научным сотрудником Николаевского краеведческого музея «Старофлотские казармы» Игорем Гавриловым. Он лучший знаток уличных «биографий», собирает их по крупицам, изучая архивные документы, адрес-календари, подшивки старых газет. Сегодня мы гуляем по улице Декабристов… она же – Глазенаповская… она же – Молдаванская.

Почему Молдаванская?
Так ее назвали в 1835 году при адмирале Михаиле Лазареве. В далекие времена в самом начале улицы, на Адмиральской, стоял деревянный домик, который в разобранном виде привезли для Потемкина из Молдавии. Пожить в нем Григорий Александрович не успел, однако дом простоял аж до 1953 года и полтора столетия являлся городской достопримечательностью.


«Молдаванка» — домик для Г.А. Потемкина
Горожане называли его ласково «молдаванка». В XIX веке здесь находилось благородное собрание, затем офицерское летнее собрание. Красивый ухоженный сад был излюбленным местом отдыха офицеров. При советской власти здание отдали под клуб моряков. А потом и вовсе снесли – на этом месте, рядом с обкомом партии, возвели пятиэтажку сталинской постройки для партийных работников.
Свой путь улица Молдаванская берет от стоящего на Адмиральской (№16) старого двухэтажного дома: поначалу здесь располагалось гидрографическое депо Черноморского флота, затем – дирекция маяков Черного и Азовского морей. Есть в биографии этого здания и такой замечательный факт: во время Крымской войны сюда перевезли из Севастополя знаменитую морскую библиотеку, которая находилась у нас 30 лет и была очень востребована у морского офицерства.
Спустя время по решению градоначальства в этот дом вселили офицеров, служивших в военном порту, а также самого начальника порта.
Улицы и дома Николаева могут рассказать о сотнях адмиралов и морских офицеров, которые жили в нашем городе на протяжении XIX века и вплоть до октябрьской революции 1917 года. К примеру, большой дом, некогда стоявший на углу Адмиральской и Глазенаповской (по правую сторону) все знали как «дом Леонова». Он принадлежал отставному контр-адмиралу Виктору Леонову, участнику Синопского сражения и обороны Севастополя, старосте Адмиралтейского собора. Жаль, дом не сохранился – теперь на его месте «совковая» пятиэтажка.
Вообще, если «обзорно» пройтись по Молдаванской-Глазенаповской-Декабристов, – можно сделать вывод, что это одна из самых «обезображенных» улиц центра. Множество домов снесены и заменены современными многоэтажными коробками. Местами над старыми стенами «на скорую руку» надстроены добавочные этажи из белого кирпича, что отнюдь не добавляет зданиям привлекательности.
Процесс уничтожения старого города, начавшийся в советские времена, к сожалению, продолжается в наше время, хотя мы в XXI веке уже по-иному смотрим на архитектурные памятники и декларируем принципы их сохранности. В особенности перемены коснулись старых одноэтажных домиков, в которые вселились частные фирмы, перестраивающие фасады на свой дешевый, примитивный лад. Фасады лишаются лепнины, металлопластиковые окна и двери уродуют здание, аляповатые, непропорционально большие вывески закрывают пусть и простенькую, но все-таки архитектуру, превращая дом в рекламную коробку. Отвлеклись мы, однако. Но что делать – наболело.





Идем дальше
Сразу за «современной коробкой» с банком на первом этаже сохранилась часть дома, которым когда-то владела вдова греческоподданного Елена Григорьевна Инглези… она самая – мать художника Леонида Инглези (члена Южно-Российского товарищества художников, одного из инициаторов создания в Николаеве художественного музея им. В.В. Верещагина; преподавателя школы рисования, черчения и лепки при музее; гласного Городской думы в 1913-1917 годах). Семья, по всей видимости, там не жила – это было только вложение денег.

А в 1908 году этот дом вдова Инглези продает жене городского головы Ольге Дмитриевне Леонтович. И это тоже было вложение средств – в так называемых доходных домах владельцы сдавали квартиры горожанам.
Угловой дом на Никольской угол Глазенаповской – сейчас он находится в «ремонтном состоянии» – принадлежал вдове подпоручика корпуса корабельных инженеров Марии Дмитриевне Грекке. Замечательна старушка оказалась тем, что родилась в 10-й год основания Николаева и прожила почти 100 лет – 1799-1895 гг.
А теперь обратим взоры на квартал между Адмиральской и Никольской по левую сторону. Половину квартала занимает помпезный «сталинский» дом серого камня, возведенный для заводчан 61-го завода. Раньше тут находились несколько одноэтажных домиков, в которых располагалась контора почтового ведомства. В 30-е годы XIX века эта контора уже была нанесена на карту Николаева.
Вторая часть квартала, примыкающая к Никольской, – тоже весьма примечательное место. Здесь стоял дом отставного генерал-майора корпуса морской артиллерии, начальника артиллерийской экспедиции Ивана Васильевича Ильина. Известной личностью был и его сын, капитан 2-го ранга Василий Иванович Ильин, который в конце 1880-х гг. заведовал садами Морского ведомства – очень заботился о посадках в нашем городе, завозил новые сорта деревьев. Имя отца прославили и его дочери, которые открыли в Николаеве известную на всю Российскую империю школу сестер Ильиных, где использовали оригинальные, авторские учебные программы, потому за опытом к сестрам приезжали издалека.

На участке Ильиных был большой двор, и с 80-х годов XIX века этот двор стали арендовать под цирк. Более того – уже в 90-х годах там построил свой стационарный цирк знаменитый владелец театра Яков Шеффер (скорее всего – деревянное помещение). Было очень удобно: театр и цирк – рядом. Правда, после череды скандалов цирк пришлось убрать и перенести на угол Таврической и Малой Морской.
Сегодня на месте цирка стоит пиленого камня двухэтажный дом с белокирпичной надстройкой в два этажа. Примечателен тем, что возведен в 20-е годы прошлого века, – это был первый образец новых построек в центре города. Третий и четвертый этажи достроили в 60-е.
Переходим улицу Никольскую. Часть квартала перед «Проминвестбанком» – это всегда было «пустопорожнее» место. Так и просуществовало в XIX веке как пустырь. Вторая же часть квартала содержала целый ряд домов, где практически в одно и то же время располагались городские службы: архив, сиротский суд, общественный банк, ломбард, школа грамотности №11, городская больница… Здание больницы сохранилось до наших дней – в нем находятся кабинеты поликлиники СБУ.

Из Молдаванской – в Глазенаповскую
И вот тут самое время вернуться к названию улицы – Глазенаповская. В 1882 году на заседании Городской думы было принято решение о переименовании улицы Молдаванской – в Глазенаповскую, в память о Богдане Александровиче фон Глазенапе (1811-1892) – адмирале, генерал-адъютанте, командире военного порта, Николаевском военном губернаторе. Этим же решением упомянутой выше школе было присвоено «именное» название – Глазенаповская, в честь жены фон Глазенапа – Эмилии, потому как именно она была инициатором создания в Николаеве школ грамотности.
Весь квартал, который сегодня занимают «апартаменты» СБУ, в прошлом принадлежал греческой церкви (той, что на Фалеевской), часть этой территории занимали церковноприходская школа и дом священника. Здесь жил протоиерей Николай Романовский, расстрелянный в застенках НКВД в 1937 году и канонизированный, причисленный к лику священномучеников в 2000-м.
Красивое здание на углу Спасской и Большой Морской, где расположилась николаевская полиция, – это бывшее здание госбанка. Ранее участок и стоявший здесь дом принадлежали семье Авраамовых, банк купил землю и выстроил внушительное, респектабельное здание. Надстройку к нему сделали уже после войны 1941-1945 гг. пленные немцы. Она почти вписалась в первоначальный архитектурный проект – и получилось совсем неплохо.
Квартал продолжает еще одно здание, сегодня принадлежащее полиции: в начале XX века оно было известно как дом Ушаковых. Купец Александр Николаевич Ушаков построил его для своей семьи. Дом по тем временам был «крутой» – красивый, в два с половиной этажа, с большими подвалами и водяным отоплением, чего практически не было ни у кого в городе. Конечно, советские органы, осуществляя национализацию в 1921 году, первым делом положили глаз на богатые, «крутые» объекты: дом Ушакова в списке стоял одним из первых.
Противоположный квартал между Спасской и Большой Морской такими красавцами домами похвастаться не может. Скромные одно- и двухэтажные домики известны тем, что жили в них николаевцы, трудившиеся на благо города и городской общины. Например, в доме №6 проживал капельмейстер и учитель музыки Алексей Герземан. В XIX веке капельмейстеров в городе было не так уж много – Алексей руководил хором и выступал в качестве дирижера морского оркестра.

А, к примеру, дом, где размещается сегодня районный отдел полиции (Декабристов, 8), переходил из рук в руки и наконец его купил мещанин Федот Данаусов. Интересно будет даже просто «пройтись» по списку горожан, живших когда-то на этом квартале. Очень любопытные встречаются имена. Ну, к примеру: фабрика минеральных и шипучих вод провизора Сарнецкого, частная торговая школа Чулковой, дом врача Моисея Каменера (дом №10).
В двухэтажном здании (№16) располагалось начальное женское училище, потом его преобразовали в прогимназию, а затем – во 2-ю женскую гимназию… да-да, ту самую – знаменитую, которая со временем переехала на улицу Адмиральскую. Тут же жила начальница гимназии Эмма Браун.
Дом №16 вообще знаменит своими «жильцами». Когда гимназия выбралась – туда перебралось офицерское собрание 58-го Прагского пехотного полка, дом наполнился музыкой и смехом – офицеры развлекались и веселились. Ушел полк – и на его место «заселилось» суровое комендантское управление. А в 1919 году – открылся интим-театр «Музыкальная табакерка»!
Сохранилась газетная заметка-анонс о новом спектакле «Табакерки». В программе – следующие номера: «Парикмахерская любовь» (музыкальный шарж); «Китайские болванчики» («оживленный фарфор»); песенки Вертинского в исполнении М.Г. Михайлова; классические танцы; инсценированный романс В.Д. Шумского «Молчи, грусть»; скетч «Болтун»; «Восточная сказка» (фантастическая поэма).

Квартал нотариусов
А теперь остановимся на углу Глазенаповской и Потемкинской – «на повороте» 3-го трамвая, идущего к проспекту. Солидный дом (№18) принадлежал сначала вознесенскому купцу Петру Классену, а затем его купил очень известный в Николаеве провизор Бронислав Вимут – владелец аптечных магазинов, пансионов, «газет-пароходов» и прочего и прочего. Ну а в 1920 году после национализации буржуазной собственности сюда въехал губком комсомола.
Еще одно любопытное место: если пересечь перекресток Глазенаповская-Потемкинская по диагонали – попадаем во владения вюртембергских подданных Иосифа Зонненштуля, его жены Екатерины и многочисленного их потомства. Появилось семейство в Николаеве в середине XIX века и основало здесь каретную мастерскую.
Примечательную историю имеет и угловой домик, примыкающий к кукольному театру. В 60-е годы XIX века там расположился практически первый в Николаеве детский дом. А вот здание «по соседству» – под современным номером «Декабристов, 22» – знаменито тем, что находились здесь николаевские нотариальные конторы городских нотариусов: БЕЛИНЫ-БЕЛИНОВИЧА (1876), КУЗНЕЦОВА, БУДКОВСКОГО, МИЛЕАНТА. Имена для своего времени известные – нотариусов было немного, а услуги их были востребованы. Так что, в какой-то степени Глазенаповскую можно величать «улицей нотариусов». Кстати говоря, на ней и сегодня есть несколько нотариальных контор.
Среди примечательных домов Глазенаповской – типичная одноэтажка серого камня, расположившаяся под №26 по левую сторону между Таврической (Шевченко) и Католической (адм. Макарова). Там долгое время жила известная семья николаевских врачей Майстровых. Дом хорошо сохранился.

Еще один «исторический» двухэтажный дом (доходный) на углу Католической (через дорогу от него – костел) – это владения купца Ильи Хаимовича Бунцельмана. В 1902 году здесь находилась контора черепично-кирпичного завода «Петровка» – знаменитого завода, который снабжал черепицей и кирпичом всю Херсонскую губернию. И когда с крыш старых домов уже в наши времена снимали старую черепицу – на ней можно было поискать клеймо «Петровки».
На противоположной стороне Глазенаповской (№11) – двухэтажный дом с остатками былой красоты принадлежал купцу, гласному Городской думы Тимофею Благину. В нем была контора судебного пристава по городу Николаеву, а также кабинет нотариуса Владимира Штулькерца.
А вот про этот домик с колоннами за перекрестком Католической, про который краеведы писали, что принадлежал он Юлии Грейг, достоверно ничего не известно. И никаких документальных подтверждений тому, что это собственность жены Грейга, в архивах не значится.
– Однако мы можем с уверенностью утверждать, что весь большой участок напротив костела изначально принадлежал знаменитому в Николаеве роду Рафаловичей. Это были купцы, получавшие большие подряды на строительство кораблей. К примеру, они принимали активное участие в строительстве 120-пушечного линкора «Париж», знаменитого парусника, который участвовал в Крымской войне 1853-1856 годов, в Синопском сражении и внес весомый вклад в оборону Севастополя, – рассказал Игорь Гаврилов. – В 1880 году Лейба Рафалович продал свой участок купцу Хаиму Кролю, и тот построил красивый двухэтажный дом, который сегодня имеет адрес: Декабристов, 15. А следующее за ним здание, где теперь находится университет культуры, в свое время возвел немецкий поселянин-собственник Иоганн Лоран.



От центра – к окраине
Мы уже рассказывали нашим читателям о том, что практически весь «квадрат» кварталов, очерченный Глазенаповской, Херсонской, Фалеевской и Католической, в конце XIX века считался «немецким» кварталом, ибо здесь покупали или строили доходные дома немецкие колонисты из рода Дауэнгауэров и Шардтов. (См. статью «Банки, храмы, консульства, доходные дома, особняки» в «ВН» от 9 мая 2019 г.).


Католический храм Святого Иосифа
Несколько слов о здании католического храма Святого Иосифа. Оно было освящено в 1896 году. Небольшие дома, выстроенные на его территории (улица Декабристов, 32 и 34), также принадлежали церкви: здесь располагался дом настоятеля, благотворительное общество, церковная школа. При советской власти храм закрыли и сделали в нем клуб, а храмовые постройки передали краеведческому музею в 1936-м. Здание костела возвращено верующим в 1991 году.
Переходим улицу Херсонскую (пр. Центральный) – и впереди у нас практически весь квартал застроен домами-«сталинками». Старые строения не сохранились, остались о них только воспоминания.
Так, большой двухэтажный дом, на месте которого нынче стоит поликлиника, имел страшную историю. Глазенаповская, 23: здание торгового дома Эльворти. Англичане братья Эльворти жили в Елисаветграде, имели завод сельскохозяйственных машин и отделения этого завода в разных городах Российской империи. После революции в их николаевском доме разместился штаб большевиков. Весной 1918 года, во время знаменитого мартовского восстания, между большевиками, которые забаррикадировались в доме, и немецкими оккупантами произошла серьезная перестрелка. По дому палили из пушек и пулеметов, здание загорелось, погибли люди – после пожара оттуда вынесли десятки неопознанных тел. Долгое время на пепелище стояли обгоревшие стены, и только в конце 1940-х – начале 1950-х гг. появился первый в городе сталинский «небоскреб» высотой в 6 этажей.


За владениями Эльворти, в бывшем доме Шестериковых, до революции располагалась конфетная фабрика А вот на противоположной стороне – было очень примечательное место. От угла до нынешней «Сказки» простиралась небольшая Глазенаповская площадь – здесь разворачивал свои ряды николаевский базар. За площадью шли щепные ряды – лавки, где продавали деревянные изделия. А далее – вплоть до Рыбной (ныне улица Чкалова) стояли рыбные павильоны с большими глубокими подвалами. Рыбу николаевцы любили всегда. В наших реках когда-то ее было много, и рыбная торговля была весьма доходным делом.
Напротив «Сказки» до наших дней сохранился старый трехэтажный дом жены купца Якова Сегеля (Глазенаповская, 27) – довольно несуразный, похожий на крепость. Вообще после рынка уже начиналась мещанская, частично – купеческая часть города. Гостиницы и постоялые дворы, мастерские ремесленников, небольшие фабрики, склады, магазины и проч.
Глазенаповская, 15 – магазин швейных машин «Зингер». Глазенаповская, 19 – водочный завод и склад. Глазенаповская, 31 – цирюльник Терзи. Глазенаповская, 33 – фабрика шипучих вод Гемпелиовского. Глазенаповская, 35 – дом и колбасное заведение мещанина Николая Кренского. Глазенаповская, 36 – магазин красок И. Каневского. Глазенаповская, 38 – дом купца Гдаля Вулиха, хлебного торговца, поставщика-подрядчика завода «Руссуд».
А закончим мы нашу экскурсию у нынешнего завода «Экватор». Когда-то весь «экваторский» квартал (современный адрес – Декабристов, 56-62) принадлежал Карлу Эссену, построившему в Николаеве завод земледельческих машин. Спустя время Карл продал этот завод со всем имуществом знаменитым нашим братьям Донским.
***
А что касается последнего названия – «улица Декабристов» – она названа в честь участников декабрьского восстания 1825 года. В их числе тогда были уроженцы Николаева братья Александр и Иосиф Поджио, а также воспитанник николаевского штурманского училища Николай Чижов. Почему именно эта улица названа в честь декабристов – вопрос к предкам. Братья Поджио родились в доме на Никольской угол Наваринской.
Наталья Христова.




Старые фото предоставлены Игорем Гавриловым.
___________________________________________
В статье приводится современная нумерация домов, однако сохраняется название улицы – Глазенаповская.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 21.8.2019, 16:57
Сообщение #294


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 4 139
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



сканы газеты Красный Николаев
https://libraria.ua/all-titles/group/973/
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Lessa
сообщение 25.8.2019, 12:08
Сообщение #295


Модератор
*******

Группа: Администратор
Сообщений: 4 585
Регистрация: 26.4.2008
Пользователь №: 3 707



Я месяц назад разговаривала с Любовь Николаевной Варюхиной, уточняла не планирует ли "Кропива" подключаться под этот ресурс. Мне интересна была цена сотрудничества этого ресурса с библиотеками. Она на то момент не знала, но если будет возможность - уточнит.


--------------------
Модераторы приручаются очень плохо, редко существуют в одомашненном виде и практически не размножаются в неволе.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

15 страниц V « < 13 14 15
Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
3 чел. читают эту тему (гостей: 3, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Яндекс.Метрика