Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Необычные, самобытные личности, оставившие яркий след в истории
Летучий голландец
сообщение 11.3.2018, 16:13
Сообщение #1


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 708
Регистрация: 21.7.2009
Из: Планета Земля
Пользователь №: 5 674



Как чистокровный еврей стал мусульманином.

Асад Мухаммад



Изображение



А́САД Мухаммад (Леопольд Вайс; Muhammad Asad; 1900, Львов, — 1992, Марбелья, Испания), политический деятель, ученый и журналист.

Родился в образованной и состоятельной семье; дед по отцу был раввином в городе Черновицы, дед по матери — банкиром. Отец Асада, преуспевающий адвокат, отошел от религии, но формально не порывал с ней. Детство Асада прошло в Вене. В гимназии он увлекался польской и немецкой литературой и историей. С домашними учителями изучал иврит и арамейский языки, а также Библию и Талмуд, однако воспринимал иудаизм главным образом как лишенный содержания ритуал. Поступив в Венский университет, Асад два года изучал историю искусства и философию, но занятия казались ему далекими от реальной жизни и его духовных запросов. В 1920 г. он оставил университет и занялся журналистикой; вращался в артистической среде Праги и Берлина, писал сценарии для кинематографа.

Летом 1922 г. по приглашению дяди отправился в Иерусалим. Устремления сионистов не вызвали у него сочувствия; по его мнению, сионизм противоречил требованиям морали, поскольку не учитывал интересов арабского населения Эрец-Исраэль. При встречах с Х. Вейцманом и М. Усышкиным, а также в печати (в этот период Асад становится специальным корреспондентом одной из ведущих немецких газет «Франкфуртер цайтунг») он вел острую полемику с сионизмом. Арабы и их образ жизни, напротив, произвели на Асада сильное впечатление, он увидел в них естественное продолжение традиции библейских патриархов. В 1923 г. Асад совершил второе путешествие на Восток, во время которого познакомился с эмиром Трансиордании Абдаллахом ибн Хусейном и другими видными представителями арабского мира, начал углубленно изучать арабский язык и ислам, усматривая в последнем универсальную религию в отличие от «узкоплеменной» основы иудаизма. Статьи Асада по вопросам ислама, где наряду с богатым фактическим материалом предлагается оригинальная концепция отношений между народами и религиями, построенная на принципах психоанализа, принесли ему значительный успех. Молодого журналиста пригласили читать лекции в берлинской Академии геополитики.

В 1926 г. Асад принял ислам и вскоре совершил свое первое паломничество в Мекку. Познакомившись с королем Саудовской Аравии Абд ал-Азизом ибн Саудом, Асад выполнил несколько его секретных и опасных поручений. Затем, видимо, вследствие осложнившихся отношений с королем, Асад переехал в Индию, чтобы бороться там за права мусульманского меньшинства. Он помогал своему другу Мухаммаду Икбалу редактировать газету на языке урду, который выучил после приезда в Индию. В годы Второй мировой войны Асад как австрийский подданный был интернирован и находился в лагере для перемещенных лиц. После войны он продолжил борьбу за изгнание англичан и образование мусульманского государства, а с возникновением Республики Пакистан стал ее представителем в ООН. В Нью-Йорке он написал книгу воспоминаний «Путь в Мекку» (1954), имевшую большой успех и переведенную на несколько языков. Кроме того Асад опубликовал один из лучших комментированных переводов Корана на английский язык, труд по государственным аспектам шариата и ряд других работ. Он был профессором Каирского университета ал-Азхар. Всю жизнь Асад оставался непримиримым противником сионизма и Государства Израиль. Но, тем не менее, тайно встречался с представителями Израиля.
Около девятнадцати лет Асад прожил в Танжере, затем после начала ирано-иракской войны перебрался в Лиссабон, последние годы жизни провёл в Испании. Критиковал исламистские режимы в Иране и Саудовской Аравии.

Именем Мухаммада Асада назван исламский центр во Львове, открытый 5 июня 2015 года.


--------------------
Люди-то все разные. Иной раз помощь приходит откуда не ждёшь.
Оглянитесь, может кому-то нужна ваша помощь вот прямо сейчас?
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Летучий голландец
сообщение 7.4.2018, 16:58
Сообщение #2


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 708
Регистрация: 21.7.2009
Из: Планета Земля
Пользователь №: 5 674



О русском офицере, ставшем национальным героем Израиля.


Изображение


Иосиф Трумпельдор — полный Георгиевский кавалер, ветеран и инвалид Порт-Артура и один из немногих евреев, получивших русское офицерское звание. В Израиле его почитают как национального героя, одного из отцов-основателей страны. В Англии он герой Первой мировой, орденоносец, боевой офицер, ветеран галлиполийского десанта. Ему отдавали честь японские генералы, русский и японский императоры восхищались его мужеством. Россия вправе гордиться таким сыном, но у нас о нем почти ничего не знают.

Его жизнь столь удивительна и богата событиями, что трудно подобрать к ней точный эпитет. «Словно в приключенческом романе» — банально. «Полна неожиданных перипетий» — несправедливо. В жизни Трумпельдора как раз все было логично, он все время шел по одной жизненной дороге. Другое дело, что это очень редкая дорога: верстовыми столбами на ней были понятия чести, достоинства, мужества и благородства. А неожиданные повороты — это лишь ответы на препятствия, которые создавала ему жизнь. Из многих бед и передряг он вышел победителем, а когда выхода не оказалось — погиб, но не свернул с пути.

1905 год. Иосиф Трумпельдор в японском плену. На стене надпись: «Сыны Сиона среди пленных в Японии»
Изображение


Иосиф был потомственным военным. Его отец военфельдшер Вольф Самуилович (для простоты Владимир Сергеевич) 25 лет прослужил в армии. Воевал на Кавказе, даже участвовал в пленении Шамиля. Кстати, евреи в русской армии были отнюдь не редким явлением. Их призывали и очень активно, причем по указу Николая Павловича от 1827 года квота на рекрутский призыв для евреев была в три раза выше, чем в целом по стране. Если в русских регионах раз в два года брали по семь рекрутов с тысячи человек, то у евреев стали брать по десять рекрутов с тысячи человек ежегодно. Другое дело, что это сделали скорее по экономическим соображениям, ведь от службы можно было откупиться. Многие действительно откупались. Но не все. Солдатами в русской армии служили довольно много евреев, а вот офицером мог стать только христианин. Кстати, в Севастополе стоит памятник солдатам-евреям, погибшим при обороне города во время Крымской войны — таковых оказалось более пятисот. Удивительное дело: жить в Севастополе из-за «черты оседлости» евреям запрещалось, а умирать — пожалуйста.

Военфельдшеру Вольфу Трумпельдору тоже предлагали принять христианство, дабы получить офицерский чин, но он остался иудеем. Выйдя в отставку, Трумпельдор-старший поселился в Пятигорске, где в 1880-м году и родился Иосиф. Всего же в семье отставного фельдшера было семеро детей. Вскоре семейство переехало в Ростов-на-Дону, благо ветеранам разрешалось селиться где угодно, там и прошло детство и юность Оси. Окончив с отличием гимназию, но не имея возможности поступить в высшее учебное заведение (для евреев были установлены квоты), он пошел учиться на дантиста. Получил диплом, начал работать, однако в 1902 году был призван в армию.
Порт-Артур

Для Иосифа, выросшего в семье военного, служба не была тяготой, скорее долгом и предметом гордости. Как только началась Русско-японская война, военфельдшер Трумпельдор написал прошение о переводе на Дальний Восток в действующую армию. Оказавшись в Порт-Артуре, он попросил о переводе в полковую разведку, и его прошение удовлетворили. Тогда разведчики именовались «охотниками» — они ходили за линию фронта, добывали «языков», проводили диверсии. Иосиф проявил себя отчаянным храбрецом, был награжден георгиевским крестом и представлен к следующему. Но во время августовских боев унтер-офицер 27-го Восточно-Сибирского полка Трумпельдор был тяжело ранен в левую руку, которую в итоге пришлось ампутировать выше локтя.


Иосиф Трумпельдор в форме русского офицера
Изображение


Однако Иосиф не покорился судьбе и вместо эвакуации в тыл по излечении написал прошение о том, чтобы вместо положенной по уставу винтовки ему выдали шашку и револьвер. Неожиданный рапорт так удивил и восхитил коменданта Порт-Артура генерала Смирнова, что он приказал зачесть его во всех подразделениях осажденного города:

«Ефрейтор 7-й роты Иосиф Трумпельдор, обращаясь в докладной записке от 24-го числа (ноября) к своему ротному командиру, пишет: "У меня осталась одна рука; но эта одна — правая. А потому, желая по-прежнему делить с товарищами боевую жизнь, прошу ходатайства Вашего благородия о выдаче мне шашки и револьвер".

Трумпельдор был прикомандирован к госпиталю, где он имел возможность быть избавленным от смертельной опасности и трудностей окопной жизни, но он пошел добровольцем на передовую линию фронта, где неоднократно показал чудеса храбрости...

Будучи тяжело раненным, Трумпельдор не пожелал воспользоваться законным правом обратиться в инвалида и, презирая опасность, вновь предложил свою полуискалеченную жизнь на борьбу с врагом. Трумпельдор приносит на благо Родины больше того, что требуется нашей присягой, и поступок его заслуживает быть вписанным золотыми буквами в историю полка.

Награждаю его Георгиевским крестом и произвожу в ст. унтер-офицеры.

Приказ этот прочесть по всем ротам, батареям и отдельным частям и побеседовать с солдатами по содержанию Приказа».
И в плену можно быть героем

Несмотря на героическое сопротивление, Порт-Артур в декабре 1904 года был сдан, и полный георгиевский кавалер фельдфебель Трумпельдор вместе с товарищами оказался в плену. Однако неуемный характер не давал ему сидеть спокойно. Пользуясь тем, что японцы достаточно гуманно относились к плененным, Иосиф вместе с русскими офицерами (и с помощью Красного Креста) организовал для неграмотных солдат начальную школу, где сам и преподавал. Он стал лидером неформального объединения солдат-евреев, которых в плену оказалось около двух тысяч, сумел организовать походную синагогу, школу, библиотеку, театральный кружок, мацепекарню, кассу взаимопомощи, издавал и редактировал газету. Попутно выучил японский язык и уже без переводчика представлял интересы товарищей перед японцами. Деятельность Трумпельдора не осталась незамеченной, и с ним лично пожелал встретиться сам венценосный правитель Японии.

В русском мундире с четырьмя Георгиями на груди Иосифа доставили в Токио и представили императору Мацухито. Император спросил, за какие подвиги он был удостоен столь высоких наград, а услышав ответ, спросил, почему такой доблестный воин не был произведен в офицеры. Ответ Трумпельдора, что в России запрещено присваивать офицерские звания евреям, поверг императора в изумление. Император даровал ему специально изготовленный протез руки с надписью золотыми буквами: «Это жалует японский император герою Трумпельдору за его полезную деятельность во время плена».

В конце августа был подписан Портсмутский мирный договор, и пленные смогли вернуться домой. Спустя месяц после возвращения в Ростов, Иосиф получил вызов в Петербург: «Канцелярия Его Величества просит явиться для представления императору Николаю II».

На чествовании Георгиевских кавалеров в Царском Селе Николай объявил о присвоении Трумпельдору офицерского чина (несмотря на то, что он оставался иудеем!) и предложил ему выбрать любое учебное заведение, в котором тот желает обучаться. Иосиф выбрал юридический факультет Петербургского университета. Он хотел стать адвокатом и защищать в суде простых людей. Стоит отметить, что в отношении Трумпельдора царь нарушил сразу два закона. Неограниченная монархия иногда бывает полезна…


Иосиф Трумпельдор во время службы в британской армии
Изображение


Мечта о Палестине

В годы учебы Трумпельдор всерьез увлекся идеей сионизма — мечтой о создании еврейского государства на исторических землях Израиля. Учитывая униженное положение евреев в России и почти узаконенный государством бытовой антисемитизм, это не удивительно. К тому же Иосиф с детства был почитателем учения Льва Толстого, которое во многом (кроме пацифизма и религиозного аспекта) схоже с движением еврейских колонистов. Кстати, под влиянием толстовства Иосиф всю жизнь был вегетарианцем, а за участие в студенческой демонстрации после смерти Льва Николаевича даже был арестован. Впрочем, Георгиевского кавалера полиция быстро отпустила.

По окончании учебы в 1911 году Трумпельдор с группой единомышленников уехал в Палестину, где трудился в коммуне — прообразе современного кибуца. Но и здесь ему не удалось уйти от войны — кочевники-бедуины постоянно нападали на еврейские поселения. Русскому офицеру Трумпельдору пришлось организовать и возглавить отряд самообороны «Винтовка и плуг».

Вот как описывал его в своей книге будущий президент Израиля Хаим Герцог: «Высокий и сильный, хороший спортсмен, с благородными чертами лица. Трумпельдор с одной рукой справлялся с работой, на которую другим не хватало и пары рук. "Однорукий" Иосиф владел и плугом, и винтовкой, скакал на лошади и полностью обслуживал самого себя от чистки зубов до завязывания шнурков на ботинках. Был аккуратен и очень хорош собой. Красота, конечно, не главное достоинство мужчины, но ведь приятно, когда в твоем любимом герое прекрасно все — и лицо, и одежда, и душа, и мысли».

В 1914 году началась Мировая война. Палестина входила в состав Османской империи, и турки предложили еврейским поселенцам вступить в турецкую армию. Некоторые так и сделали, но для выходцев из России это было невозможно — вся родня воевала на противоположной стороне. Для отставного русского офицера Трумпельдора такое и вовсе было неприемлемо. Нужно отдать должное туркам — они не препятствовали отъезду желающих колонистов в британский Египет.

Неуемный Трумпельдор сразу обратился к командующему британскими войсками в Египте генералу Джону Максвеллу с предложением сформировать из депортированных евреев армейское подразделение, дабы они могли участвовать в освобождении Палестины. Генерал ответил, что пока это направление неактуально, к тому же по закону неграждане Британии не могли служить в боевых частях королевских войск. Трумпельдора это не остановило, он отлично знал, что на войне важны не только те солдаты, которые находятся на передовой. Так появился «Сионский корпус погонщиков мулов», включенный в состав сил, готовившихся к Дарденелльской операции. Командовал отрядом ирландец подполковник Джон Генри Паттерсон, а получивший чин капитана Британской армии Трумпельдор стал его заместителем.

При высадке на мысе Хеллес и в последующих боях на маленьком галлиполийском плацдарме добровольцы-евреи показали себя с самой лучшей стороны. Под постоянным огнем противника они доставляли с кораблей на передовую снаряды, патроны и продовольствие, вывозили раненых. Часто принимали участие в боях. Многие были ранены, погибли. В одном из боев Трумпельдор был ранен в плечо, но до конца не покинул сражение. Подполковник Паттерсон позднее писал, что тот «преображался под огнем противника, и чем жарче становилось, тем больше это ему нравилось».

По окончании Дарданелльской операции капитан Трумпельдор вместе с некоторыми сподвижниками отправился в Лондон, дабы убедить британское командование расширить добровольческий еврейский корпус и позволить участвовать в освобождении Палестины. Весной 1917 года они добились своего, а основой корпуса стали добровольцы из «отряда погонщиков мулов».
Не красный и не белый

Легионеры отправились сражаться на Ближний Восток, но сам Трумпельдор туда не поехал — у него возникли более важные дела. Его путь лежал на родину, где происходили невероятные вещи. После Февральской революции Временное правительство уравняло права всех народов Российской империи и отменило черту еврейской оседлости. Трумпельдор надеялся при поддержке революционных властей сформировать еврейский корпус на Восточном фронте, а в перспективе двинуть его через Кавказ и Турцию в Палестину. Идея в целом понравилась Временному правительству, хотя ему было не до того — фронт разваливался. Тем не менее вместе с многочисленными единомышленниками Иосиф приступает к созданию Всероссийского союза евреев-воинов, который должен был стать ядром будущего Еврейского корпуса. В июле, когда случился Корниловский мятеж, Трумпельдор во главе роты евреев-добровольцев защищал Петербург.


Бюст Иосифа Трумпельдора в Тель-Авиве
Изображение


Но великие замыслы вскоре пришлось отложить до лучших времен и заняться насущными проблемами. Фронт окончательно рассыпался, страну заполонили вооруженные дезертиры и началась невиданная волна еврейских погромов. Трумпельдор и его товарищи-фронтовики пытались этому помешать, организовывали вооруженную самооборону.

Пришедшие к власти большевики поначалу спокойно отнеслись к еврейским дружинам. Однако весной ситуация изменилась: новая власть объявила дружины вне закона. Иосифа Трумпельдора арестовали, но он вскоре бежал. Отчаянные попытки найти себя в революции окончились неудачей. Белое движение было заражено свойственным имперской России антисемитизмом. Аналогичная ситуация была на Украине, хотя некоторые еврейские отряды сражались под командованием Махно. Кстати, были они и в Красной армии, но не долго. В итоге Трумпельдор не встал ни на чью сторону, но дело себе нашел. Он создал организацию «Пионеры» («Ге-халуц»), которая должна была объединить разрозненные еврейские общины и способствовать репатриации в Палестину всех желающих. Перевалочным пунктом в процессе переселения стал Крым, откуда корабли шли в Стамбул и далее в Палестину. Пока была возможность, Трумпельдор оставался в Крыму, вел переговоры то с красными, то с белыми. Но в 1919-м сам эвакуировался в Палестину.

Ему оставалось жить менее года. Как и прежде, провел он его в боях и труде: каждый день выходил на поле за плугом, одновременно возглавляя отряды самообороны. Одной рукой он отлично справлялся с конем и винтовкой. Первого марта 1920 года Иосиф Трумпельдор был смертельно ранен в схватке с бедуинами. До конца боя он оставался на позиции, руководил отражением нападения. До госпиталя его не довезли. Перед смертью, страдая от ранения в живот, он крепко выругался по-русски, а потом уже на иврите сказал слова, ставшие знаменитыми: «Счастлив тот, кто умирает за Родину». Ему не исполнилось и сорока.

Иосиф Трумпельдор до конца остался человеком двух миров — настоящий русский офицер и преданный сын еврейского народа. Не словами, а делом и кровью он доказал верность и Израилю, и России. И несправедливо, что на родине о нем так мало знают.



--------------------
Люди-то все разные. Иной раз помощь приходит откуда не ждёшь.
Оглянитесь, может кому-то нужна ваша помощь вот прямо сейчас?
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Летучий голландец
сообщение 14.4.2018, 17:20
Сообщение #3


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 708
Регистрация: 21.7.2009
Из: Планета Земля
Пользователь №: 5 674



Знаменитый нацистский преступник, ставший работником израильского "Моссада" blink.gif


Отто Скорцени, один из наиболее ценных приобретений «Мосада», был подполковником СС и любимцем Адольфа Гитлера.


Отто Скорцени в феврале 1945 Фото: Федеральный архив Германии / Wiki Commons:


Изображение


11 сентября 1962 года исчез немецкий ученый – Хайнц Крюг находился в своем офисе, а домой не вернулся. Одна деталь была известна только полиции Мюнхена – Крюг был связан с Каиром. Он был одним из десятков нацистских экспертов в ракетостроении, разрабатывающих современное вооружение для Египта. Ныне уже не существующая израильская газета HaBoker давала произошедшему следующее объяснение: египтяне похитили Крюга, чтобы тот не мог иметь никаких дел с Израилем.

Теперь, основываясь на интервью с бывшими офицерами Моссада и израильтянами, имевшими 50 лет назад доступ к архивам разведки, можно сказать, что Крюг был убит израильским шпионом с целью запугать немецких ученых, работавших на Египет.

Более того, этим израильским агентом был… Отто Скорцени, экс-штандартенфюрер СС и любимец Гитлера. Фюрер наградил Скорцени высшим орденом нацистской армии – Рыцарским крестом Железного креста – за освобождение из заключения свергнутого фашистского диктатора Бенито Муссолини. Но это было тогда. К 1962 году, по данным наших источников, которые согласились раскрыть информацию только на условиях полной анонимности, Скорцени работал на Моссад, название которого с иврита переводится как «Ведомство разведки и специальных задач».

Моссад сделал приоритетной задачу по остановке работы немецких ученых над ракетами для Египта. За несколько месяцев до своей гибели Крюг и другие немцы, работавшие в египетской ракетно-строительной отрасли, получили сообщения с угрозами. Некоторым из них среди ночи звонили по телефону и настоятельно просили выйти из ракетной программы, а другим были отправлены письма с взрывчаткой. Несколько человек получили ранения в результате взрывов.

Так случилось, что Крюг был первым в списке Моссада.

Во время войны, закончившейся за 17 лет до этого, Крюг был частью команды полигона Пенемюнде – ракетного центра Третьего рейха (располагался под одноименным городком на северо-востоке Германии). Группа под руководством Вернера фон Брауна гордилась спроектированными ракетами «Фау», с помощью которых почти удалось победить Англию, а также планировала создать ракеты, обладающие еще большей разрушительной силой, дальностью и точностью.

По данным Моссада, через 10 лет после окончания войны фон Браун вел программу конструирования ракет для США. Он предложил Крюгу и другим бывшим коллегам работать с ним в Америке. Крюг выбрал другой – казалось бы, более выгодный вариант: он присоединился к группе ученых под руководством профессора Вольфганга Пильца, работавшей на Египет в рамках секретной стратегической ракетной программы.

По мнению израильтян, Крюг должен был знать, что Израиль, где нашли убежище множество людей, переживших Холокост, будет мишенью обладателей нового военного потенциала. Убежденный нацист увидел в этом возможность продолжить уничтожение еврейского народа.

Угрожающие записки и телефонные звонки сводили Крюга с ума. Он и его коллеги знали, что угрозы исходят от израильтян. Это было очевидно. В Аргентине в 1960 году израильскими агентами был похищен Адольф Эйхман, ответственный за уничтожение евреев. В Иерусалиме он был предан суду, а 31 мая 1962 года – повешен.

Крюг чувствовал, что Моссад затягивает петлю на его шее. Именно поэтому он обратился за помощью к нацистскому герою, лучшему из лучших людей Гитлера.

На следующий день ученый бесследно исчез, по информации, полученной из надежных источников, он покинул свой офис, чтобы встретиться со Скорцени, человеком, в котором Крюг видел своего спасителя.

Бравый военный, выросший в Австрии, был известен шрамом на левой стороне лица, который он получил в юности, увлекаясь фехтованием. Скорцени дослужился до штандартенфюрера (полковника) СС, а благодаря подвигам, которые он совершил, будучи командиром разведки, Гитлер признал в нем человека, который не остановится ни перед чем, чтобы выполнить поставленную задачу.

Заслуги Скорцени вдохновляли немцев и вызывали уважение врагов Германии.

Американская и британская разведки называли его «самым опасным человеком в Европе».

Крюг обратился к Скорцени в надежде, что великий герой сможет обеспечить ученым безопасность.

Когда двое мужчин ехали в белом мерседесе к северу от Мюнхена, Скорцени сказал, что он нанял телохранителей, которые находятся в машине, следующей за ними.

Эти люди сопроводят их в безопасное место для разговора.

Крюг был убит в лесу без официального обвинительного заключения или смертного приговора. Человек, спустивший курок, был ни кто иной, как знаменитый нацистский герой войны. Израильскому разведывательному агентству удалось сделать из Отто Скорцени секретного агента еврейского государства.

«Тройкой», учинившей внесудебную расправу, руководил будущий премьер-министр Израиля Ицхак Шамир, бывший тогда начальником подразделения специальных операций Моссада. В выполнении задания также принимал участие Цви «Питер» Малкин, который осуществил захват Эйхмана в Аргентине, а позднее стал известным нью-йоркским художником. Руководил операцией Йосеф «Джо» Раанан – резидент Моссада в Германии. Все трое потеряли близких во время общеевропейского геноцида, которым управлял Эйхман.

Причины, по которым Израиль работал с таким человеком, как Скорцени, достаточно понятны. Необходимо было подобраться как можно ближе к нацистам, готовящим новый Холокост.

План действий Моссада по защите Израиля и еврейского народа не имел правил и ограничений. Шпионы агентства искусно обходили правовые системы в ряде стран с целью ликвидации врагов, будь то палестинские террористы, иранские ученые и даже работавший на Саддама Хуссейна канадский изобретатель оружия Джеральд Булл, который был застрелен в Берлине в 1990 году.

Иногда Моссаду приходилось работать с не самыми приятными партнерами. Когда подобное краткосрочное сотрудничество сулило успех миссии, израильтяне были готовы пойти на все.

Но почему Скорцени работал на Моссад?

Он родился в Вене в июне 1908 года в семье среднего класса, которая гордилась военной службой в Австро-Венгерской империи. С раннего возраста Скорцени казался бесстрашным и талантливым лжецом, который знал бесчисленное количество способов, как обмануть человека. Это были ценнейшие качества для агента Моссада.

В возрасте 23 лет он вступил в австрийский филиал нацистской партии. Скорцени служил в вооруженной милиции – СА и восхищался Гитлером. Фюрер был избран канцлером Германии в 1933 году, а затем, в 1938-м, захватил Австрию. Когда Гитлер вторгся в Польшу в 1939 году и началась Вторая мировая война, Скорцени покинул строительную фирму, где работал инженером-строителем, и добровольцем пошел не в регулярную армию – Верхмахт, а в танковую дивизию Лейбштандарта СС «Адольф Гитлер».

В своих мемуарах, написанных после войны, он рассказывал о годах службы в СС так, будто путешествия по оккупированной Польше, Голландии и Франции были почти бескровными. Но его деятельность никак не могла быть настолько безобидной, как может показаться при чтении книги. Он принимал участие в боях в России и Польше, и, конечно, израильтяне полагали, что он причастен к истреблению евреев. Войска СС не были регулярной армией – это было военное крыло нацистской партии, претворявшее в жизнь ее план геноцида.

Наиболее известной и смелой миссией Скорцени была операция 1943 года, когда он освободил недавно свергнутого фашистского диктатора Бенито Муссолини – друга и союзника Гитлера. Но это было задолго до его перехода на сторону Моссада.

В сентябре 1944 года, когда регент Венгрии адмирал Миклош Хорти вел переговоры с Советским Союзом, Скорцени похитил сына диктатора. Под угрозой лишения жизни сына Хорти он передал власть прогерманскому правительству, которое депортировало в концлагеря десятки тысяч венгерских евреев.

В декабре 1944 года по поручению Гитлера Скорцени был назначен ответственным за операцию «Гриф» по захвату генерала Эйзенхауэра, во время которой около 2000 переодетых в американскую форму англоговорящих бойцов с американскими танками и джипами были направлены в тыл наступающим американским войскам с диверсионным заданием. Однако главных целей эта операция не достигла – многие подчиненные Скорцени были схвачены и расстреляны.

После этой миссии Скорцени был арестован и признан военным преступником. Два года он провел в тюрьме, прежде чем в 1947 году американский трибунал счел возможным оправдать его. Но вскоре Скорцени вновь был арестован и помещен в лагерь для интернированных лиц в Дармштадте, но бежал оттуда. И снова мировые газеты назвали Скорцени самым опасным человеком и главным военным преступником в Европе. Он наслаждался своей славой и опубликовал мемуары, которые вышли на многих языках мира и неоднократно переиздавались.

После побега ему было разрешено поселиться в Испании под защитой генералиссимуса Франко. В последующие годы Скорцени проводил консультативную работу для президента Хуана Перона в Аргентине и египетского правительства. Именно тогда Отто Скорцени подружился с египетскими офицерами, которые занимались ракетной программой и привлечением немецких специалистов.

В Израиле группа агентов Моссада размышляла над тем, как найти и убить Скорцени. Однако у главы агентства Иссера Хареля был смелый план: вместо того чтобы уничтожить Скорцени – привлечь его на свою сторону. В агентстве понимали: для того чтобы подобраться к немецким ученым, нужно внедрить туда своего человека. В сущности, Моссаду нужен был нацист.

Израильтяне никогда бы доверились нацисту, но им удалось найти человека, на которого можно было бы рассчитывать: решительный, скрупулезный, успешный реализатор инновационных планов, умеющий хранить секреты. На первый взгляд странное решение о вербовке Скорцени далось нелегко. Сложная задача была поручена Раанану, австрийскому еврею, которому едва удалось избежать Холокоста.

Его настоящее имя – Курт Вайсман. После того как в 1938 году в Австрии к власти пришли нацисты, его отправили в Палестину, которая в то время находилась под управлением Великобритании. Мать и брат Курта остались в Европе и погибли.

Как и многие евреи, жившие в Палестине, Вайсман пошел служить в британскую армию. Он был зачислен в королевские военно-воздушные силы. После создания Государства Израиль Курт Вайсман взял еврейское имя – Йосеф Раанан. Он был среди первых пилотов крошечных ВВС страны. Молодой человек вскоре стал командиром эскадрильи, а позднее начальником разведуправления ВВС.

Своими успехами он привлек внимание Хареля, который в 1957 году взял Раанана на службу в Моссад. Несколько лет спустя Раанан отправился в Германию, где руководил секретными операциями, сосредоточившись на работе по немецким ученым в Египте. Так получилось, что именно Раанану пришлось координировать контакт и вербовку знаменитого нацистского коммандос Скорцени.

Израильскому шпиону было непросто выполнить это задание, но приказ есть приказ. Он создал группу, отправившуюся в Испанию для рекогносцировки. Ее члены наблюдали за Скорцени, его домом и местом работы. В группу входила молодая немка с позывным «Анке», не являвшаяся штатным агентом Моссада. Она играла роль подруги одного из разведчиков и отвлекала внимание. Всё это очень напоминало шпионский фильм.

Однажды вечером в начале 1962 года богатый и привлекательный, несмотря на уродливый шрам, Скорцени отдыхал в одном из роскошных мадридских баров в компании молодой супруги Илзе фон Финкенштайн. Илзе была племянницей Ялмара Шахта, который управлял финансами Гитлера.

Они распивали коктейли и расслаблялись, когда бармен представил им немецкоговорящую пару, которую он обслуживал. Женщина была хороша собой, и на вид ей было не больше 30 лет, а ее хорошо одетому спутнику около сорока. Они представились немецкими туристами и рассказали ужасную историю – на улице их только что ограбили.

Пара разговаривала на безупречном немецком, а у мужчины, как и у Скорцени, был легкий австрийский акцент. Они назвались вымышленными именами, в действительности это были агент Моссада, имя которого до сих пор засекречено, и его «помощница» Анке.

После совместно выпитых коктейлей жена Скорцени предложила молодой паре, оставшейся без денег, паспортов и багажа, переночевать на их роскошной вилле. Когда все четверо вошли в дом, принадлежащий Скорцени, он развернулся и вытащил пистолет, направив его на гостей и сказал: «Я знаю, кто вы и почему вы здесь. Вы из Моссада и пришли убить меня».

Молодая пара оставалась абсолютно спокойной. Мужчина ответил: «Вы правы наполовину. Мы действительно из Моссада, но если бы мы хотели убить вас, вы были бы мертвы несколько недель назад».

«Ну ладно, – сказал Скорцени. – Я убью вас гораздо быстрее».

Тут вмешалась Анке: «Если вы убьете нас, придут те, кто не станет распивать с вами коктейли. Вы даже не успеете увидеть их, как они вышибут вам мозги. Всё, что нам от вас нужно, – это ваша помощь».

Через минуту, которая показалась часом, Скорцени опустил пистолет и спросил:

«Что именно вы хотите от меня?» Агент Моссада ответил, что Израиль нуждается в информации и готов щедро заплатить за нее.

Любимец Гитлера помолчал несколько мгновений, а затем ответил: «Деньги меня не интересуют. Я хочу, чтобы мое имя исчезло из списка Визенталя». Симон Визенталь, знаменитый венский охотник на нацистов, включил Скорцени в свой реестр беглых гитлеровцев как военного преступника, однако Отто Скорцени упорно отрицал свою вину.

Израильтянин не верил в невиновность высокопоставленного нацистского офицера, но нужно было выполнить поставленную задачу. «Хорошо, – сказал он, скрывая отвращение к нацисту. – Всё будет сделано, мы позаботимся об этом».

Наконец Скорцени опустил оружие, и двое мужчин пожали друг другу руки. «Я знал, что вся история с ограблением была фальшивкой, – усмехнулся Скорцени. – Просто прикрытие».

Следующим шагом стала поездка Скорцени в Израиль. Раанан организовал тайный перелет, и Отто Скорцени встретился с Харелем. Нацист был допрошен, а после получил более детальные указания и рекомендации. Во время своего визита он посетил музей «Яд ва-Шем», посвященный памяти 6 миллионов евреев – жертв Холокоста. Скорцени молчал и, казалось, был впечатлен. Один из посетителей признал в нем военного преступника. Ранаан, талантливый актер, каким и должен быть всякий шпион, улыбнулся еврейскому мужчине и спокойно сказал: «Нет, вы ошибаетесь. Он мой родственник, переживший Холокост».

Естественно, многие в израильской разведке интересовались, почему знаменитый немецкий солдат так легко согласился сотрудничать с Моссадом. Неужели его настолько заботит собственный имидж, что он потребовал удаления своего имени из списка военных преступников? Скорцени понимал, что, находясь в списке, он был мишенью для убийства, а сотрудничество с Моссадом давало гарантию его безопасности.

Новый агент доказал, что на него можно положиться. По просьбе израильтян он полетел в Египет и составил подробный список немецких ученых и их адресов.
Кроме того, Скорцени предоставил разведке данные европейских компаний, которые занимались закупкой и доставкой комплектующих для египетских военных проектов. В этом списке среди прочего значилась компания Intra, принадлежащая Хайнцу Крюгу.

Раанан продолжал руководить операцией, направленной против немецких ученых, однако передал обязанность контактировать со Скорцени двум своим агентам – Рафи Эйтану и Аврааму Ахитуву.

Эйтан был одним из самых удивительных персонажей израильской разведки. Он получил прозвище Мистер Похищение за роль в организации похищения Эйхмана и других преступников, которых разыскивали израильские спецслужбы. Кроме того, Эйтан помогал Израилю добывать материалы для секретной ядерной программы. В 2006 году в возрасте 79 лет он стал членом парламента в качестве главы политической партии, представляющей интересы пожилых граждан.

Эйтан подтвердил факт контактов со Скорцени, однако, как и другие ветераны Моссада, отказался от более развернутых комментариев.

Ахитув, родившийся в Германии в 1930 году, также участвовал во многих израильских операциях по всему миру. С 1974 по 1980 год он возглавлял внутреннюю службу безопасности «Шин-Бет», которая хранила множество тайн и сотрудничала с Моссадом.

Агентство пыталось убедить Визнталя убрать имя Скорцени из списка военных преступников, но охотник за нацистами отказался это сделать. Тогда Моссад, действуя в своем репертуаре, подделал письмо, в котором Визенталь сообщал, что отныне Скорцени «чист» перед законом.

Отто Скорцени продолжал удивлять израильтян своим уровнем сотрудничества. Во время поездки в Египет он разослал взрывпакеты, и одна из бомб убила пятерых египтян на военной ракетной площадке завода 333, где работали немецкие ученые.
Кампания по запугиванию имела успех – большая часть немцев покинула Египет. Израиль перестал угрожать ученым и заниматься их уничтожением, однако группа израильтян была арестована в Швейцарии, где они оказывали вербальное давление на семью ученого. Агент Моссада и австрийский ученый, работавший на Израиль, предстали перед судом. К счастью, швейцарский судья разделял опасения Израиля относительно египетской ракетной программы и принял решение отпустить обвиняемых.

Однако премьер-министр Давид Бен-Гурион посчитал, что подобное происшествие может бросить тень на имидж Израиля.

Харель подал прошение об отставке, и Бен-Гурион его принял. Новый глава Моссада генерал Меир Амит отказался от услуг бывшего нациста.

Несмотря на принятое решение, Амит обратился к Скорцени еще один раз.

Агентству было необходимо прощупать почву для предстоящих секретных мирных переговоров, поэтому он попросил Отто Скорцени организовать встречу с высокопоставленным египетским чиновником. Но из этого ничего не получилось.

Скорцени так и не раскрыл настоящие мотивы своего сотрудничества с Израилем. В его автобиографии нет ни слова об Израиле или евреях. Единственное, что известно наверняка, Скорцени получил гарантию своей безопасности. Моссад не убил его.

На протяжении всей жизни Скорцени тянуло на опасные приключения. Он не мог упустить возможность ввязаться в очередную авантюру, где можно безнаказанно и с выгодой для себя убивать и сеять страх. А уж кто именно предоставлял подобную возможность, не имело никакого значения. Вполне возможно (хотя психологические аналитики Моссада и сомневались в этом), им руководили раскаяние и сожаление о содеянном во время войны. А может, к сотрудничеству с израильтянами Скорцени подтолкнуло всё вышеперечисленное. Узнать правду уже не удастся. В июле 1975 года Отто Скорцени умер от рака в возрасте 67 лет в Мадриде. Он был кремирован и похоронен в фамильном склепе в Вене. В церемонии прияли участие десятки немецких ветеранов и их жены.

Среди толпы, провожавшей Скорцени в последний путь, находился человек, который не был известен присутствующим, однако по старой привычке он вел себя так, чтобы никто не запомнил его лица. Это был Йосеф Раанан, ставший в Израиле к тому моменту успешным бизнесменом.

Моссад не отправлял Раанана на похороны Скорцени. Это был знак личного уважения одного австрийского воина к другому, уважения старого разведчика к своему агенту.

Быть может, к самому необычному, опасному, отвратительному – но и лучшему из тех, что у него были.


По материалам сайта STMEGI


--------------------
Люди-то все разные. Иной раз помощь приходит откуда не ждёшь.
Оглянитесь, может кому-то нужна ваша помощь вот прямо сейчас?
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Яндекс.Метрика