Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Военно-морская история 1855-1945
alexandrina
сообщение 30.3.2010, 4:12
Сообщение #1


Друг семьи
*****

Группа: Форумчанин
Сообщений: 315
Регистрация: 21.1.2009
Пользователь №: 5 537



Вот нашла в интернете сайт "Цусима" и решила поделиться своей "находкой" с форумчанами.

http://tsushima.su/

На сайте кроме интересной информации есть и фото, причем в хорошем разрешении (например, "Императрица Мария")
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
SULTAN
сообщение 22.4.2010, 20:44
Сообщение #2


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 1 231
Регистрация: 2.7.2008
Пользователь №: 4 885



Смотрел сегодня РТР, утром, там показывали док. фильм про финансовые фонды революции 17-го года. Так вот, там маленький кусочек был про линкор Императрийцу (как он погиб), и показали маленький фрагмент док.видео, спуска его на воду, прямо из элинга (Николаев).
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
местный житель
сообщение 22.9.2011, 21:44
Сообщение #3


Прописан
*******

Группа: Модератор
Сообщений: 1 778
Регистрация: 15.4.2008
Пользователь №: 3 577



Опубликовали на нашем сайте статью Д.А.Пилипчука "Боевые действия черноморских кораблей николаевской постройки в годы Первой мировой войны"


--------------------
В движении жизнь...
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 11.6.2017, 20:49
Сообщение #4


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 3 806
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



Последний линкор Российской империи

Image001
В истории последнего линейного корабля Российской империи, как в зеркале, отразилась судьба обширных судостроительных программ, принятых в России перед Первой мировой войной. Будучи весьма амбициозными, они оказались не по карману ослабевшему государству. Однако нельзя сказать, что проектирование и строительство новых линкоров оказалось совсем уж бессмысленным. Став вершиной эволюционного развития проекта русского дредноута, последний линкор империи воплотил лучшие черты своих предшественников, во многом избавившись от присущих им недостатков.
«Южная правда», которая 11.10.2017 г. отмечает свое 100-летие, публиковала заметки о судостроении в Николаеве. Сегодня речь об «Императоре Николае I».
ЧФ к началу Первой мировой войны Черноморский флот избежал участи I и II Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре и в Цусимском разгроме. Его количественный состав почти не изменился. Хотя и опалило пламя Первой русской революции - долго еще в дымке горизонта с берега мерещился мятежный «Потемкин» да зарастала травой на острове Березань могила Петра Шмидта.
В 1909 году Турция начала обновление своих ВМС, заказав большинство новых кораблей у заграничных верфей, как когда-то сделала Япония. В 1911 году в Англии были заказаны два дредноута: «Решадие» и «Решад-и-Хамисс». Каждый из этих дредноутов был вооружен десятью 343-мм орудиями, что делало их сильнейшими кораблями на Черном море.
В итоге к началу Первой мировой войны Турция могла выставить против ЧФ четыре современных линкора, в то время как русские дредноуты могли встать в строй не раньше 1915 года. Ситуация на Черном море оставалась напряженной, тем более что в Петербург пришли известия о заказе в Англии еще одного линкора - «Фатих» - для турецкого флота. В этой тревожной ситуации было принято решение о срочном усилении ЧФ новыми кораблями.

Новый линкор для ЧФ

На строительство линкора, двух крейсеров, восьми эсминцев и шести ПЛ было выделено 110 млн рублей. Ставка была сделана на широкое привлечение банковского капитала и частного предпринимательства. Постройку дредноутов (и других кораблей черноморской программы) поручили двум частным заводам в Николаеве: «Наваль» (ЧСЗ) и «Руссуд» (им. 61 коммунара). Предпочтение отдали проекту «Руссуда», который «с разрешения» Морского министерства вела группа видных, находившихся на действительной службе корабельных инженеров. «Руссуд» получил заказ на два корабля, третий (по его чертежам) поручили строить «Навалю». Проектное бюро во главе с В. П. Костенко в кратчайшие сроки подготовило рабочие чертежи для передачи их на завод.
Тем временем, пока отделы изучали проект, на открытом стапеле «Наваля» уже шли работы по сборке корпуса четвертого черноморского линкора, начатые еще 9 июня 1914 года (наблюдающий за постройкой - корабельный инженер полковник А. Л. Коссов). Вполне естественно поэтому, что с началом военных действий обычная процедура нарушилась и наряд на строительство линкора (в заводских документах того периода он именовался «Иоанн Грозный») был выдан только 30 августа.
15 апреля 1915 года состоялась церемония закладки корабля, приуроченная к посещению завода Николаем ІІ. По сохранившейся закладной доске линкор уже именовался «Император Николай I», впрочем, упомянутая доска могла быть просто дубликатом, изготовленным позднее. Интересно, что монарху представили на утверждение два наименования - «Святой равноапостольный князь Владимир» и «Император Николай I», из которых он выбрал второе. Приказ же о его зачислении в списки под именем «Император Николай I» был подписан позже - 2 июля того же года.
Такое нарушение принятой последовательности - сначала зачисление в списки флота, а затем уже закладка - можно объяснить тем, что определяющим фактором зачисления корабля в списки являлось получение кредитов на его постройку. Решение о строительстве четвертого линейного корабля для Черного моря Николай II утвердил 23 марта 1914 года, а дополнительную программу, в соответствии с которой осуществлялась постройка черноморских кораблей, одобренную Советом министров и Госдумой, император подписал лишь незадолго до войны - 24 июня.
Из всех линейных кораблей Российской империи «Император Николай I» оказался наименее известным. С одной стороны, это вполне объяснимо: линкор так и не был достроен, на его долю не выпало никаких событий. Однако такое отношение к нему во многом незаслуженно, ведь конструкция этого корабля таила в себе немало особенностей и новшеств. А если бы он был достроен, то мог бы стать сильнейшей русской боевой единицей на Черноморском театре военных действий. Каким же должен был быть последний линкор Российской империи?
Водоизмещение: 27300 т. Размеры: длина - 182 м, ширина - 28,9 м, осадка - 9 м.
Скорость хода максимальная: 21 узел. Дальность плавания: 3000 миль при 12 узлах. Силовая установка: 4 винта, 27300 л. с. Бронирование: палуба - 25 - 75 мм, башни - 125 - 250 мм, казематы 100 мм, рубка - 250 - 300 мм. Вооружение: 4х3 305-мм, 20 - 130-мм, 5 - 75-мм орудий, 4 - 450-мм торпедных аппарата. Экипаж: 1380 человек.
Помимо сооружения корпуса самого линкора, монтажа на нем механизмов, судового оборудования, систем и прочих работ, завод осуществлял изготовление главных паровых турбин, котлов и 305-мм башенных артиллерийских установок, кроме орудий для них и брони. Последняя как для корабля, так и его башенных установок, поставлялась Ижорским заводом и заводами Никополь-Мариупольского общества; в изготовлении корпусной стали участвовал английский завод «Стил энд К°».
Первая мировая война 1914 - 1918 гг. прервала нормальный ход выполнения принятых кораблестроительных программ и особенно отразилась на постройке кораблей, находившихся на стапелях. Часть заказов пришлось передавать с одних перегруженных предприятий на другие с не менее загруженными производственными мощностями и даже заключать новые договоры. Так, в июле 1915 года «Наваль» с трудом заказал за границей не изготовлявшиеся в России части для башенных установок, а в 1916 году подписал контракт с акционерным обществом «Л. М. Эриксон и К°» на поставку приборов управления артиллерийским огнем и центральной наводки.
5 октября 1916 года в 13 часов «Император Николай I» благополучно сошел со стапеля в воду и был отшвартован у достроечной стенки завода. В этот день на верфи царило приподнятое настроение, и казалось, что большая часть трудностей уже позади. После спуска корпуса на воду начался монтаж многочисленного оборудования, которое к тому времени уже было изготовлено в цехах «Наваля». Постройка «Николая I» снова набрала обороты. Однако в разгар работ произошла Февральская революция и отречение царя от престола. 16 апреля «Николай I» сменил свое «монархическое» имя на «Демократию», но все более ухудшавшаяся экономическая и политическая обстановка в России явно не способствовала успешному продолжению работ.
По состоянию на 1 января 1917 года готовность линкора по корпусу составляла 78%. На апрель 1917 г. общая готовность корабля оценивалась в 60%. С октября 1917 года достройка линкора была отложена. Новый срок ввода в строй - ноябрь 1918 года.
16 марта 1918 г. в Николаев вошли австро-германские войска, и линкор 1 октября 1918 года был включен в состав их флота на Черном море. Немцы планировали использовать корабль в качестве базы для гидросамолетов, но из-за отсутствия личного состава от этих планов отказались. Окончательно советская власть в городе утвердилась только в феврале 1920 года.
М. В. Фрунзе с сожалением писал: «На долю морского флота выпали особенно тяжелые удары. В результате мы лишились большей и лучшей части материального состава, огромного большинства опытных и знающих командиров, играющих в жизни и работе флота еще большую роль, чем во всех родах оружия, потеряли целый ряд баз и, наконец, потеряли основное ядро краснофлотского состава. В сумме все это означало, что флота у нас нет». Решение проблемы, однако, представлялось достаточно возможным: у достроечной стенки «Наваля» стоял на приколе линкор «Демократия», находящийся в высокой степени готовности.

Окончание истории линкора

С разрушенной за годы Первой мировой и Гражданской войн экономикой новому государству оказалось не под силу довести постройку линкора до конца. Планы по линкору множество раз менялись и переписывались. Вплоть, например, до обездвиживания судна и переоборудования его в гигантское зернохранилище в порту.
После окончательной остановки всех работ на линкоре в январе 1918 года он простоял до 1923 года. В феврале 1923 года недостроенный корпус посетила комиссия, занимавшаяся ликвидацией недостроенных и устаревших кораблей царского флота. Комиссия признала состояние корабля в целом удовлетворительным, и его вполне можно было буксировать в Севастополь на судоразделочный завод. Однако линкор числился предназначенным на продажу за рубеж.
В середине 1920-х годов командование флотом попыталось включить его достройку в новою советскую кораблестроительную программу. 14 октября 1925 года начальник Техуправления УВМС РККА Н. И. Власьев сообщил в Харьков председателю Южмаштреста, что корпус линейного корабля «Демократия» намечается использовать по прямому назначению. Поэтому Техупр просил приостановить демонтажные работы и обеспечить сохранность уже снятого или находящегося на нем имущества и частей корпуса. Однако поддержки у руководства страны моряки не нашли. (Не напоминает ли это судьбу «Варяга» и «Украины»)?
В итоге, простояв у заводской стенки еще около двух лет, последний дредноут бывшего Российского императорского флота 11 апреля 1927 года был продан обществу «Рудметаллторг» на слом по цене 8,54 руб. за тонну. 28 июня на буксире ледореза «Федор Литке» (с кормы линкор удерживал пароход «Вежилов») вышел из Николаева и через Одессу отправился в свой первый и единственный поход - в Севастополь, где и был разобран в северном доке.
А была ли альтернатива? Был ли другой выбор? Да. Вот пример альтернативной истории.

Альтернатива

Конструкторское бюро завода им. Андре Марти («Наваль») подготовило несколько проектов модернизации. В 1925 году в Севастополь пришел французский линкор «Савойя». Группа инженеров получила разрешение посетить корабль и, видимо, постаралась воспроизвести наиболее удачные решения французов. В августе 1925 года проект был утвержден Совнаркомом, и работы над «Демократией» развернулись в полной мере.
Был частично переработан корпус корабля. Дальность стрельбы увеличили до 30 км, скорострельность до 2,5 выстрела в минуту. Внедрили бронебойные снаряды весом до 520 кг. Переработали схему бронирования. Все котлы перевели на нефтяное топливо. Предусмотрели использование гидропланов. Газета «Таймс» от 27 мая 1926 года писала: «По сведениям наших корреспондентов, новый большой линкор строится большевистской Россией в Николаеве... Этот корабль будет называться «Советская демократия».
Газета «Правда» за июль 1928-го содержала заметку, где в нарочито сатирических тонах рассказывалось о «разоблачении заговора эмигрантов-клепальщиков, собиравшихся взорвать строящийся линкор посредством начиненной динамитом французской булки». Заканчивалась статья призывом «оставить шпионские страсти для кино и не поддаваться духу сенсационализма».
Работы над линкором «Демократия» были завершены в 1930 году с почти двухлетним отставанием от плана и значительным превышением бюджета. После ходовых испытаний на торжественной церемонии 1 мая 1930 года корабль был официально принят в состав рабоче-крестьянского Красного Флота. Вскоре корабль был возвращен на завод для прохождения артиллерийских испытаний. Вскрылись многие дефекты и недоработки, потребовавшие длительных дополнительных работ. 30 августа 1930 года корабль был формально зачислен в состав Черноморской дивизии линкоров, но эта процедура была в общем-то чистой фикцией. Корабль «признали действующим» только для того, чтобы получить возможность отправить на капремонт линкор «Республика», при этом формально не оставив ЧФ «без единого линкора». Окончательно «Демократия» была введена в строй 2 марта 1931 года. 1 мая 1931 г. она вместе с пришедшим с Балтики линкором «Парижская Коммуна» и новыми крейсерами «Красный Крым» и «Червона Украина» торжественно приняла участие в большом морском параде в Севастополе.
В фотокопии ежедневной краснофлотской газеты РВС морских сил Черного моря «Красный черноморец» в № 107 от 16 мая 1931 года заметка «Линкор «Демократия» принят флотом» с рисунком корабля: «Моряки-черноморцы докладывают о принятии флотом нового большого линкора-дредноута «Демократия», построенного трудящимися завода имени Андре Марти для морских сил СССР. Линкор «Демократия» относится к усовершенствованному типу «Республика» (до Октябрьской революции известному как тип «Императрица Мария»). По словам начальника морских сил Черного моря товарища В. М. Орлова, особые меры были предприняты, чтобы сделать корабль неуязвимым для атак бомбовоза и поражения торпедным оружием. Вместе с совершившим переход из Кронштадта линкором «Парижская Коммуна» новый дредноут составит надежную защиту южных морских рубежей советской страны».
В июне - июле линкор совершил поход по Черному и Средиземному морям с заходами в Констанцу, Стамбул, Салоники, Таранто, Мальту и Марсель. При этом в Босфоре «Демократию» встречал только что вернувшийся из Великобритании турецкий линкор «Феттах» - по иронии судьбы проходивший модернизацию с целью как раз сделать его достойным оппонентом новому советскому дредноуту. 1 августа 1931 года после возвращения в Севастополь линейный корабль «Демократия» был провозглашен флагманом ЧФ.
Есть ли аналогия приведенным историческим фактам? Да. Ржавеющими громадами, как памятники ушедшей эпохи, стоят краны завода ЧСЗ, покрытый бурыми подтеками, приткнулся к достроечной стенке завода им. 61 коммунара ракетный крейсер «Украина», спущенный в 1990 году.

Анатолий СОРОЧАН. _ "Южная правда", № 63 (23689)

http://www.up.mk.ua/mainpage/show_item/16706
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Яндекс.Метрика