Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Свято-Михайловский Пелагеевский женский монастырь., с. Пелагеевка, Новобугский район, Николаевская область.
Алекcандр
сообщение 13.9.2021, 5:26
Сообщение #1


Проходил мимо
*

Группа: Форумчанин
Сообщений: 28
Регистрация: 6.6.2021
Пользователь №: 37 297



Изображение

Дорога к храму: сквозь степи и века.

Всякий, кто хотя бы раз побывал в селе Пелагеевка Новобугского района, Николаевской области, знает, что дорога туда не из легких, особенно в зимний гололед или в осеннюю распутицу. После того, как Кировоградская автотрасса сместилась на пятнадцать километров к северу, это место стало глухим и малолюдным.

Между тем, в начале XIX века это был оживленный перекресток деловых коммуникаций. Скрипучие чумацкие возы проторили дороги на турецкую территорию к Очакову, в сторону Тузловских соленых озер, затем фельдъегерская служба Российской империи  обустроила древние пути почтовыми станциями и постоялыми дворами. В 1904 году на живописной  излучине реки, в пойменной части Ингула  был построен Свято-Михайловский храм, который современники сравнивали по красоте с собором Василия Блаженного в Москве.

В ХХ веке относительная географическая отдаленность церкви от властных учреждений спасла ее от неминуемого разрушения. Храм был разграблен большевиками, но уникальное здание сохранилось.

 

Неожиданное решение.

Сегодня трудно объяснить, что заставило Исидора Михайловича Дурилина, купца от I-ой гильдии Елисаветградской губернии купить у графини Софьи Шуваловой 5 тысяч десятин земли от Ингула до Ольгополя. Железоделательные заводы и рудники приносили ему устойчивую прибыль. Обустроенный быт, большая семья и деловые связи купца создавали предсказуемое будущее и перспективу достойной старости.

Деловая биография семьи Дурилиных прослеживается в одном единственном  архивном документе, дошедшем до наших дней. Это «Свидетельство», которое было выдано Исидору Дурилину Екатеринославской Городской управой. Оно узаконило статус купца и объявляло всем о том, что:

«По указу Его Императорского Величества бывшему Екатеринославскому, а ныне Одесскому 1-й гильдии Купцу  Исидору Харлампиеву сыну Дурилину по сведениям собранным у него бывшей Городской Думы, состоял при капитале умершего отца его Екатеринославского  3-й гильдии купца Харлампия Васильева Дурилина с 1847 по 1858 год одиннадцать лет, а в 1858 году он, Исидор Дурилин, объявил сам  по г. Екатеринославу свой благоприобретенный по 2-й гильдии капитал, в котором пробыл до 1859 года перечислился в Бердянские купцы, во время состояния его  в 1858 году по г. Екатеринославу в купечестве 2-й гильдии находились жена его Пелагея и законные дети: Василий, Александр, Михаил и Андрей Исидоровы. Как он Купец Исидор Дурилин, так и никто из выше писанных семейства его в течение показанного времени не пребывали в гильдиях, как есмь по собранным данным от здешних судебных мест оказалось никаким приговором опорочены не были.  Выдано свидетельство марта 4 дня 1871 года».

В 1868 году Исидор Дурилин внезапно нарушает разумный ход событий. Он отказывается от всего. Продает рудники и заводы, передоверяет в управление партнерам свою долю в оптовой торговле железом и поселяется в глухой степи.

Архивные материалы отражают внешнюю сторону жизни: купчая на землю, договора с арендаторами, переписка с земскими учреждениями и епархиальным начальством. Внутренняя мотивация поступка  озвучена в глухих слухах и воспоминаниях старожилов. По одним сведениям, молодая жена Исидора Михайловича Дурилина была больна и нуждалась в целебном степном воздухе, по другим - сам купец, будучи выходцем из крестьянского сословия, решил вернуться к занятию своих предков.


Рождение Пелагеевки и смерть Пелагеи. Завещание.

На высоком берегу Ингула он построил дом и назвал новое село Пелагеевкой в честь супруги. Деятельная натура купца проявилась в полной мере. На новом месте Дурилин расселил арендаторов, построил мельницу, кузницу, стал заниматься овцеводством, добывать известняк на продажу и для собственных нужд. По современной терминологии, он диверсифицировал сельское хозяйство и превратил глухую степь в доходное дело.

Пелагея Дурилина подарила мужу четырех сыновей, но во время последних родов скончалась. Горе отца и детей было безмерным. Печаль надолго поселилась в семье. Возможно, тогда возникла потребность построить церковь, которая  красотой своей должна была являть живым образ безвременно ушедшей женщины.

В 1890 году глава семейства составляет завещание наследникам. Сыновья  Андрей и Михаил получили во владение Пелагеевку. Получили с условием продать сельской общине землю и построить храм в честь Св. Пелагеи.

Завещание родителя было исполнено скрупулезно. В 1896 году был заложен фундамент трехпрестольной церкви и через два года начато строительство.

Изображение
 

Возведение храма.

 95-летняя жительница села Матрена Тимофеевна Дрондель вспоминает:  «…гранит возили на подводах аж за 20 верст, с самого Воссиятского. Кирпич делали на месте возле брода, обжигали его в печах древесным углем и соломою, известь готовили рядом с церковью, в раствор добавляли куринные яица, которые закупали в окрестных хуторах. За день больше шести рядов кирпича не клали… Помню привезли колокола. Самый большой - - 85 пудов и 18 фунтов - - было слышно за пятнадцать верст в Новом Буге. Роспись в храме делалась художниками из России, архитектора выписали с самой Германии, его в народе прозвали Консулом, по-русски он не понимал… Храм открыли в 1904 году на Спаса. Крест воздвиг Спиридон Лашкул. Когда он спустился вниз, то Михаил Исидорович дал ему 5 рублей золотом, и миряне дали, что могли. Потом трапеза сталась. Для нее из Николаева привезли вагон с хлебом, пивом и вином. Зарезали восемь быков…»

Церковь получилась удивительной. Она была непохожа на окрестные храмы. Столбовой тракт на левом берегу Ингула стал местом паломничества окрестных селян. Богатые путешественники просили извозчиков останавливаться, чтобы полюбоваться неожиданно явившимся видом: двенадцатиглавая церковь с куполами и зеркальными крестами в низовой туманной дымке, превращала окрестности в радостную декорацию из волшебной детской сказки.

Немецкий архитектор, чье имя утрачено местными архивами, рассчитал правильно. Модный в конце ХIХ – начале ХХ века модерн воплотился у него в редком проявлении стиля «а la Russe ». Разные по высоте  барабаны поддерживали одинаковые купола с металлическими крестами, которые были инкрустированы зеркалом. Декоративные шатровые крыши над притворами подчеркивали «русскость» архитектуры, добавляли воздуха тяжелому сооружению. Церковь парила в утреннем тумане и заставляла путников в глухой степи переживать эмоциональный шок от внезапно открывшейся картины.

Внутреннее убранство храма поражало изысканностью  росписи и отделки. Модернистская концепция  художника воплотилась в интерьере церкви через пограничные инструменты и необычные материалы. Алтарь, изготовленный из мейсеновского фаянса, удивлял своими размерами        (52 кв. м.) и тонкостью рельефных фигур. На православной территории всей Российской империи не было подобного оформления алтарной части храмовых сооружений. Фарфор и фаянс - это, скорее, католическая традиция, где обычно присутствие фаянсовых и фарфоровых статуэток, картин  коропластики с изображением святых, фарфоровых реликтариев. Необычные царские врата из фаянса в Свято-Михайловском храме больше нигде повторяться не будут.

Продолжение тут...

История земель, на которых построен храм.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Яндекс.Метрика