Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

14 страниц V « < 12 13 14  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Пресса про нашу историю, История Николаева
Николаевский кондуктор
сообщение 15.2.2018, 18:41
Сообщение #261


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 3 911
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



Станет ли инженерный шедевр туристическим объектом Николаева?

Николаевщина всегда страдала от нехватки воды. Ее население по-разному приспосабливалось к этой проблеме. Здесь были природные источники, но они могли дать ограниченное количество воды и к тому же время от времени пересыхали. Поэтому в начале ХХ века, когда развитие Николаева достигло определенного уровня, и он, как город, начал расти и развиваться, стало понятно, что потребуется постоянное водоснабжение на индустриальной основе.
Вопрос о строительстве водопровода возник в июле 1904 года. Ключевым его объектом должна была стать водонапорная башня. Было предложено несколько различных проектов, но самым удачным оказалась разработка широко известного в те времена инженера Владимира Шухова. Специалисты до сих пор называют его башню в Николаеве историко-инженерным шедевром. Особенностью проекта стало то, что башня была в
12 раз легче остальных, а ее вес - меньше веса той воды, которую она вмещала. Башню ввели в эксплуатацию 15 марта 1907 года. Сегодня речь идет о том, чтобы внести Шуховскую башню в список объектов мирового наследия ЮНЕСКО.
Произведение
инженерного искусства
Шухова сравнивают с известным французским инженером Эйфелем, создателем одноименной башни. Оба проектировали легкие, ажурные, но очень прочные сооружения, которые могут стоять столетиями. Они до сих пор вызывают восхищение. Шуховская башня - это сетчатая гиперболоидная конструкция, разработка которой датирована январем 1896 года. Всего по системе Шухова было построено более 200 стальных объектов.
Шуховской башне в Николаеве исполнилось 110 лет, но она до сих пор является прочным сооружением. Специалисты утверждают, что ее конструкция в абсолютно пригодном для работы состоянии и при должном уходе может простоять еще десятки, а то и сотни лет.
Высота башни - 32 метра, а объем резервуара - 50 тысяч ведер (615 м3). Для прочности железные уголки, из которых изготовлен каркас башни, укреплены девятью горизонтальными кольцами. Все эти детали склепаны между собой.
В городском водопроводе Николаева башня уже давно не используется, поэтому снята с баланса «Водоканала». Но неравнодушные граждане стремятся сохранить это произведение инженерного искусства, которое много десятилетий спасало город от жажды, как памятник архитектуры.
Один из них - Андрей Шинкаренко, коллекционер и краевед. Сначала он, по образованию инженер, а по призванию энтузиаст, с группой единомышленников заинтересовался старыми законсервированными колодцами николаевского водопровода. Ведь вода для Николаева всегда была большой проблемой. Поэтому более 100 лет назад на территории города был построен ряд колодцев глубиной от 49 до 80 метров. Краеведы начали изучать архивы и нашли много интересного.
«Мы нашли колодец тех времен на улице Водопроводной. Собственно, ее так и назвали в свое время потому, что здесь проходил городской водопровод. Колодец там есть до сих пор, но мало кто обращает на него внимание, ведь он прикрыт слоем бетона. Еще один есть в районе железнодорожного техникума. Тот, второй, примечателен тем, что именно в нем погиб строитель Николаевского водопровода и канализации Виктор Вебер. Есть даже версия, что это было одно из первых в то время заказных убийств, по личным мотивам», - рассказывает Андрей.
Исследовав колодцы, энтузиасты увидели, что они ведут к Шуховской башне. «Мы нашли возможность попасть внутрь, исследовали ее и увидели, что под башней есть подземная галерея, выложенная из ракушечника. Позже в архивах нашли чертежи, которые свидетельствуют, что это технологическая галерея. Там даже сохранился первый счетчик, который считал воду ведрами», - говорит краевед.
В мае 2013 года работники «Водоканала» вместе с волонтерами очистили галерею под башней, которая была завалена мусором в метр толщиной, и провели реконструкцию прилегающей территории. Были восстановлены металлические решетки, отремонтирован оригинальный забор, а также высажена грабовая аллея имени Шухова. Появилась идея сделать здесь «Музей воды».
Уникальность
шуховских сооружений
Владимир Шухов был талантливым инженером. Он строил не только водонапорные башни. Это были и мосты, и вокзалы, и паровые котлы, и нефтяные баржи, и морские маяки, и опоры линий электропередач, и башни на кораблях военного флота, и многое другое. Он также запатентовал промышленное устройство для перегонки нефти под действием высоких температур.
В Украине история объектов Шухова начинается именно с изобретения и патентирования им гиперболоидных башен, которые пользовались большой популярностью в мире. А первая в нашей стране водонапорная башня по его проекту была построена в 1896 году в Лисичанске на содовом заводе Любимова и Сольвэ.
Когда-то в Украине было немало объектов, спроектированных Шуховым, но в наши дни они быстро исчезают. По утверждению исследователя наследия Шухова, архитектора, лауреата европейской премии «Europa Nostra» Андрея Кутного, из большого количества зданий, спроектированных Шуховым, сохранилась лишь небольшая часть уникальных сооружений. До 2000 года в Украине их было всего десять: в Белой Церкви, Фастове, Конотопе, Черкассах, Помошной, Полтаве и Шостке. Но в 2002 году разрушена башня в Полтаве, а в марте 2011 года навсегда утрачена башня с двухэтажным резервуаром в Фастове.
Что касается николаевской башни, то ее уникальность еще и в том, что она была оснащена по последним на момент своего возведения технологиями. «В отличие от первых шуховских водонапорных башен, которые могли удерживать небольшие резервуары вместимостью до 100 тысяч литров, николаевская первой на своей сетчатой гиперболической основе удерживала вес 600 тысяч литров воды», - утверждает Кутный.
В течение первых десятилетий водонапорная башня была задействована в системе централизованного городского водоснабжения с небольшим косметическим ремонтом, выполненным еще в 1930-е годы прошлого века. Но во время освобождения Николаева в 1944 году гитлеровцы, отступая, взорвали ее. Из-за того, что от этой башни зависело жизнеобеспечение областного центра, сразу же после освобождения города встал вопрос о ее скорейшем восстановлении.
Тогдашнего директора «Водоканала» обязали завершить работы по восстановлению корпуса башни до 22 ноября 1944 года, но потом срок перенесли на 25 декабря. Непосредственные работы на башне проводились электросварщицей судостроительного завода имени А. Марти (ныне ЧСЗ) Старчеус (имя женщины пока неизвестно. - Прим. автора). Она работала собственноручно изготовленными электродами из проволоки и стекла. И по состоянию на 1 января 1946 года водонапорная башня Шухова уже находилась в эксплуатации.
В таком обновленном состоянии она прослужила до момента изменения схемы подачи воды в город. Это случилось в 1958 году, когда ввели в эксплуатацию Ингулецкий водопровод.
Трудная дорога
к музею
Впоследствии вышеупомянутый ремонт при помощи сварки привел к определенным проблемам. Как известно, первоначально конструкция башни была клепаной, и примененная здесь сталь не очень-то подходила для сварки. Поэтому со временем в районе сварки начала активно развиваться коррозия. Причем специфика этого процесса такова, что сам сварочный шов цел, но по обе его стороны металл быстро разрушается.
Но, к счастью, как утверждают специалисты, еще не все потеряно. По словам Андрея Шинкаренко, в настоящее время сделать полномасштабную реконструкцию башни действительно очень проблематично, но можно и нужно провести комплекс первоочередных работ. «Если все это сделать нормально, нужны большие деньги. Вряд ли сейчас это реально. По моему мнению, ее просто надо почистить, покрасить, обеспечить шикарную подсветку и подумать, что там можно сделать. Была, например, идея осуществить на бак проекцию картин. А еще лучше - «Музей воды», наподобие того, что в Киеве. Это очень интересно для туристов, особенно для детей. Здесь есть территория, которая позволяет это сделать. Этот музей мог бы быть одной из визитных карточек туристического Николаева», - уверен краевед.
Параллельно нужно навести порядок в гидравлической части конструкции башни. Следует отметить, несмотря на то что башня сегодня не функционирует, она подключена к действующему водопроводу с помощью отдельного трубопровода. В этом есть определенная проблема. Ведь установленная на нем заглушка пропускает воду в гидравлическую систему башни.
Но все упирается в деньги. В идеале нужно найти мецената - поклонника творений Шухова, который бы вложил в реконструкцию башни определенный капитал. Таких примеров в мире немало. А пока этого не произошло, мы поинтересовались видением будущего знаменитой башни у начальника управления по вопросам культуры и охраны культурного наследия Николаевского городского совета Юрия Любарова.
По его словам, в настоящее время башня является памятником архитектуры местного значения. Она находится на балансе городской общины. В прошлом году за бюджетные средства был сделан проект ее реставрации. «В этом году проект должен пройти экспертизу. После чего будет рассматриваться вопрос о выделении денег на реставрацию. Но, кроме этого, необходимо будет еще сделать музеефикацию объекта, облагородить прилегающую территорию и много чего другого, чтобы он стал действительно интересным для туриста. А на это пока не закладывали денег. И, самое главное, нет учреждения - городского музея, который будет все это на себе нести, обслуживать и хранить», - сказал Любаров.
В общем, работы еще много. Но все же николаевцы надеются, что в недалеком будущем в городе появится полноценный туристический продукт под оригинальным названием «Историко-инженерный шедевр Шухова».

А. МИРОШНИЧЕНКО. _ "Южная правда", № 15 (23789)
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 10.3.2018, 15:05
Сообщение #262


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 3 911
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



«Тайны дома Каннегисера»
Вечерний Николаев
В нашем городе немало мест, окутанных тайной, незримо связанных в прошлом с великими и страшными событиями, описанными в истории и известными всем. Одно из таких мест – дом Каннегисера.
Построенный промышленником Уманским на самой вершине Спасского холма, этот дом, в силу места, на котором он стоит, и доныне является самым высоко расположенным жилым зданием в нашем городе. В конце XІX века из Санкт-Петербурга в Николаев прибыл новый директор судостроительного завода «Наваль», потомственный дворянин, коллежский советник Иоахим Каннегисер со своей семьёй. Вскоре они переехали жить в этот похожий на старинный замок особняк на Курьерской улице (сейчас – ул. Рюмина).
Иоахим Каннегисер был выдающимся инженером, ученым-практиком и организатором производства. Это в его правление на заводе «Наваль» был построен первый в мире подводный минный заградитель «Краб». Позже он стоял у истоков создания первого в императорском флоте турбинного крейсера «Адмирал Лазарев» (впоследствии – «Красный Кавказ»).
Семья Каннегисеров жила на два дома – в Николаеве и в Санкт-Петербурге. Летом часто бывали еще и у моря в Одессе. Судя по тому, что произойдет потом, это были самые счастливые годы их жизни.
Перед Первой мировой войной Каннегисеры снова уехали в Санкт-Петербург. Череда роковых событий в их семье началась в марте 1917 года, когда внезапно застрелился старший сын Сергей. Следствию так и не удалось установить – было это обдуманное самоубийство, или случайный выстрел при неосторожном обращении с оружием.
Через год – 30 августа 1918-го произошло событие, имевшее катастрофические последствия не только для их семьи, но и для всей России в целом. Второй их сын – поэт, близкий друг Сергея Есенина и противник большевизма Леонид Каннегисер выстрелом из револьвера в голову убил начальника Петроградской ВЧК Моисея Урицкого. В тот же день в Петрограде грянули выстрелы и на заводе Михельсона: Фанни Каплан пыталась застрелить Ленина. В ответ на эти террористические акты уже 5 сентября 1918 года большевики объявили массовый «красный террор». В первый же его день ими были расстреляны 900 заложников в Петрограде и свыше 500 – в Кронштадте. А затем, как эхо этих событий, по всем городам и весям бывшей империи прокатилась волна бессудных массовых расстрелов, в которых погибли тысячи человек. Леонид Каннегисер после долгих допросов в ВЧК в октябре 1918-го был расстрелян.
Оставшиеся члены семьи – отец, мать и дочь Елизавета находились под арестом до декабря. Потом их выпустили. В 1924-м семье разрешили выехать из СССР во Францию. Иоахим Каннегисер умер в Париже в 1930-м году. В 1942-м во время Второй мировой войны дочь Каннегисеров Елизавета была арестована полицией и отправлена в нацистский концлагерь Освенцим, где и погибла. Мать – Розалия Львовна умерла в Одессе в 1946-м году.
А дом Каннегисеров в Николаеве стоит и поныне. До конца 90-х в нём был детский сад. Потом дом был продан в частные руки, долго стоял заброшенным. Сегодня после многочисленных переделок в нем расположился жилой комплекс «Замок Наваль». Дом потерял своё прежнее «лицо», но сохранился. Трудно сказать, что лучше для дома (как и для человека), – потерять своё «лицо», но сохраниться, либо исчезнуть вовсе, как исчезло множество старинных домов, украшавших наш город в былые дни.
Евгений Парамонов.
P.S. По некоторым данным, из двора дома Каннегисера в сторону Спасского урочища (Яхт-клуба) каскадом спускается подземный туннель. В 1998 году автору этих строк довелось лично беседовать с зам. директора детского сада, располагавшегося в доме. Она рассказала, что ночные сторожа, дежурившие в нем, неоднократно жаловались руководству учреждения, что иногда по ночам в этом месте они слышат из-под земли хоровое пение...
http://www.vn.mk.ua/stories.php?id=34107
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 8.5.2018, 13:18
Сообщение #263


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 3 911
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



Времена года: а майский день уж тихо тает…
Вечерний Николаев
Высотные дома одели в петлицы своих припыленных кирпичных фраков буйно цветущие кусты сирени. Воробьи, восторженно крича что-то на воробьином языке, подпрыгивают на ветках акации, которая дождалась дня, когда горожане отвлекутся, чтобы незаметно для всех вдруг расцвести тысячами нежно-белых цветков. В цвету и Каштановый сквер, а точнее, многолетние каштаны, в которых слышен тихий гул копошащихся пчёл. Свежий, сладкий аромат цветущих деревьев смешивается в воздухе с влагой фонтанов, и кажется, что аркасовский лев не спит, а лишь прикрыл глаза от удовольствия, вдыхая мраморными ноздрями аромат города. Таков он, николаевский май – южный, цветущий, неожиданно жаркий и иногда дождливый. А каким он был раньше?
Прежде всего, в мае князь Григорий Потёмкин написал знаменитый ордер корабельному мастеру обер-интенданту Семену Ивановичу Афанасьеву о строительстве 44-пушечного фрегата "Святой Николай". Так 29 мая 1789 года в нашем городе началось строительство первого корабля на Николаевской верфи.
20 мая 1799 года, десять лет спустя, на ул. Молдаванской (ныне Декабристов), среди тогда ещё молодых и невысоких городских деревьев, открылась и начала действовать римско-католическая церковь Святого Иосифа.
Именно май выбрал император Александр I, чтобы посетить Николаев. 6 мая 1818 года он прибыл и присутствовал при спуске в Николаевском адмиралтействе фрегата «Флора». Этот фрегат успешно участвовал во многих боях с турецкими судами, а затем был затоплен в Александровской бухте во время обороны Севастополя в 1854 году.
Приятно думать, что, вероятно, в самом цвету и майском благоухании наш город проездом видел и Александр Сергеевич Пушкин, когда 23 мая 1824 года ехал из Одессы через Николаев в Сасовку, куда был приглашен в имение Добровольских на именины сестры хозяина.
Ещё одним звеном, связывающим наш город с судьбой гениального поэта, стал корвет «Або». 12-пушечный корвет был спущен на воду в Николаевском адмиралтействе 4 мая 1809 года, прошёл русско-турецкую войну, чтобы в 1820 году на нём с семьёй генерала Николая Раевского Александр Сергеевич отправился из Феодосии в Гурзуф. Впечатления от этого морского плавания на «Або» нашли отражение в известном стихотворении поэта «Погасло дневное светило…», написанного ночью на этом же корабле.
3 мая 1844 года в Николаеве был создан первый городской архив. Создан он был по распоряжению первооткрывателя Антарктиды - тогдашнего Главного командира Черноморского флота адмирала Михаила Лазарева и располагался в здании городского магистрата.
В солнечный майский день в 1889 году открылся Николаевский речной яхт-клуб. На официальном открытии яхт-клуба, 7 мая, состоялись первые парусные гонки, проводившиеся с того дня в городе еженедельно (если, конечно же, позволяла погода).
В первый день мая в 1861 году в нашем городе родился капитан 1 ранга Николай Николаевич Апостоли. Однако в историю он вошел не благодаря своим военным заслугам. Именно он стал основателем морской фотографии, сделав на самом деле очень качественные и высокохудожественные фотоснимки почти всех кораблей Черноморского флота, а затем написав популярное руководство по фотографии для начинающих. Его выдающиеся способности фотографа были замечены и высоко отмечены, и со временем его пригласили заведовать фотолабораторией Музея истории Ленинграда.
19 мая 1884 года в Николаеве родился ещё один выдающийся человек, известный исследователь Арктики Георгий Львович Брусилов. В 1914 году он трагически пропал без вести в Северном Ледовитом океане, и его история жизни легла в основу известного романа В. Каверина «Два капитана».
21 мая 1873 года в Николаеве был открыт изумительный памятник адмиралу, Главному командиру Черноморского флота и портов Севастополя и Николаева Алексею Самуиловичу Грейгу. На высоком каменном постаменте, украшенном пушками, якорями и цепями, стоял, достойно расправив плечи и вглядываясь в пересечения улиц вдалеке, бронзовый флотоводец. Как писал «Николаевский вестник», с 10 часов утра Николаев представлял «необычайный видъ оживленнаго движенiя, какое редко можно видеть на его широкихъ улицахъ: со всехъ сторонъ густыя массы народа стекались къ площади адмиралтейскаго собора, где воздвигнутъ памятникъ адмиралу Грейгу; баталiоны войскъ шли туда же...». Несколько раз начинал идти дождь, однако это не помешало николаевцам окружить памятник и выстоять немалую очередь, чтобы возложить к нему намокшие от дождя цветы. Увы, памятник был демонтирован в 1922 году. Дальнейшая печальная судьба памятника известна.
Толпа людей, спасающихся от майской жары веерами и номерами свежеотпечатанных газет, собралась в бывшем здании гауптвахты 24 мая 1914 года в Николаеве, где по инициативе князя Николая Гедройца состоялось торжественное открытие Музея изящных искусств имени Василия Верещагина.
В 1982 году 19 мая в Николаеве был открыт детский городок «Сказка», ставший одним из первых в своём роде. Алые паруса развевались на майском ветру, а воздушные шарики под звонкий детский смех улетали ввысь и ещё долго планировали над городом.
В этот тёплый и красочный месяц родилось множество выдающихся николаевцев: адмирал Николай Аркас, журналист Борис Аров, певец Сергей Захаров, поэт и лауреат Всеукраинской литературной премии имени Павла Тычины Валерий Бойченко, поэтесса Лариса Матвеева, этнограф Николай Пантусов, актёр, режиссёр и драматург Панас Саксаганский, художник Михаил Озёрный.
В мае мы празднуем Международный день труда и День Победы. К слову, Герой Советского Союза Константин Фёдорович Ольшанский, чей легендарный десант морской пехоты освобождал Николаев в марте 1944 года, тоже родился в мае.
В этот солнечный и жизнеутверждающий месяц в Новом Буге родилась и единственная женщина – командир взвода морской пехоты в годы Великой Отечественной войны, гвардии полковник Евдокия Николаевна Завалий, участница освобождения Николаевской области от немецко-фашистских захватчиков, которую враги прозвали «Фрау Чёрная смерть». Под именем Евдокима Николаевича, в мужской гимнастёрке, она была направлена в десантную бригаду морской пехоты, в которой в 18 лет впервые взяла в плен немца. Командуя взводом, она штурмовала Сапун-гору, освобождала Севастополь, Румынию, Югославию, Болгарию, Кавказ. После войны работала в Киеве директором гастронома и ещё долго по ночам ходила «в атаку», пугая соседей и себя своим отчаянным воинственным криком…
В каждой семье есть свои герои, которых в эти жаркие майские дни стоит вспомнить и памяти которых нужно преклониться. Ведь благодаря тем, кто сражался на передовой или работал в тылу, для которых каждый защищённый или освобождённый город был как родной, и которые знали, что в один прекрасный майский день тепло наконец-то победит холод, а добро победит зло, мы с вами можем наслаждаться тем, как в Каштановом сквере цветут каштаны и играет музыка, а по вечерам стрижи с задорным кличем носятся в закатных лучах.
Май – это месяц, когда тепло огромной волной накатывает на город. Когда, открывая окно по утрам, хочется бесконечно вдыхать этот свежий, пропитанный акацией воздух. Месяц, когда парашютисты-одуванчики вдруг решаются отправиться в путешествие, а воробьи, на секунду оторвавшись от поиска хлебных крошек на горячем асфальте, удивлённо смотрят им вслед. Это месяц, когда даже голуби замечают, что в наш город пришла весна.
Елизавета Безушко.

http://www.vn.mk.ua/stories.php?id=34584
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николаевский кондуктор
сообщение 9.6.2018, 16:16
Сообщение #264


Прописан
*******

Группа: Старейшина
Сообщений: 3 911
Регистрация: 7.3.2006
Пользователь №: 7



Интересная история заводского жетона
Вечерний Николаев
Интересные истории, судьбы людей открылись нам после знакомства с редким жетоном-пропуском «Общества Николаевских заводов и верфей». С чем связано появление этого жетона? О чем может «рассказать» маленький кусочек металла?
В начале ХІХ века в Российской империи была выбрана стратегия по постройке судов для коммерческого, а главное, кораблей для Черноморского флота. «Обществу Николаевских заводов и верфей», хозяевами которого были французские и бельгийские дельцы, это обещало колоссальную прибыль. В борьбу за дележ финансового пирога вступили российские банковские монополии и поддерживающие их иностранные банки. В апреле 1912 года эта борьба завершилась тем, что контрольный пакет акций французского «Общества Николаевских заводов и верфей» (ОНЗиВ), принадлежащих французскому банку «Сосьете женераль», перешел в руки Санкт-Петербургского международного коммерческого банка и стоящего за ним синдиката иностранных и русских банков.
31 июля 1912 года от обязанностей членов правления ОНЗиВ были освобождены представители банка «Сосьете женераль» и Русско-Азиатского банка. Таким образом, все заказы по строительству судов передавались теперь русскому «Обществу Николаевских заводов и верфей».
По кораблестроительной программе усиления Черноморского флота 1911 года было предусмотрено строительство в Николаеве четырех эскадренных миноносцев. Строившиеся по проекту, разработанному известной британской фирмой «John I. Thornycroft&Co.Ltd», они должны были стать первыми серийными эсминцами в русском флоте, оборудованными паровыми турбинами.
А затем последовали установленные в Морском ведомстве процедуры, а именно: 11 октября 1911 года эскадренные миноносцы «Беспокойный» (заводской № С-99), «Гневный» (заводской № С-100), «Дерзкий» (заводской № С-101), «Пронзительный» (заводской № С-102) были зачислены в списки флота.
С 23 февраля 1912 года эскадренные миноносцы зачислены в разряд строящихся судов, а 20 сентября 1912 года они были заложены в крытом эллинге завода «Общества Николаевских заводов и верфей» (сегодня ЧСЗ).
Забегая наперед, скажу, что торжественная закладка этих миноносцев состоится более чем через год.
В это же время были изготовлены жетоны-пропуски для мастеровых и рабочих, отобранных для строительства этих кораблей.
С историей заводских жетонов читатели познакомились в моем очерке «Ваш пропуск!» («Вечерний Николаев», № 130 за 4 ноября 2014 года) и в материале «Жетоны-пропуски николаевских судостроительных заводов ХІХ – середины ХХ вв.», опубликованном в книге «Знаки как символы эпохи. О знаках, жетонах и медалях, связанных с историей Николаева» (2014).
Жетоны-пропуски или, как их еще называли – табельные марки, применялись на николаевских судостроительных заводах для обеспечения контроля за тем, когда приходят на работу и уходят с нее рабочие и служащие, контрагенты, прикомандированные на завод для монтажа или наладки оборудования предприятий-поставщиков. Внутри завода применялись также жетоны-пропуски для прохода на строящиеся военные корабли, в отдельные цеха, а внутри цеха – на участки, куда вход посторонним без специального разрешения, т. е. не имеющим специального жетона, был строжайше запрещен. На таких жетонах прямо указывалось – куда его владельцу разрешался доступ: «контраген.», «корабль», «корабль–медно-кот.», «докъ», «корабль судостр.», «корабль башен.» (разрешавший вход в цех, где проводилась сборка башенных орудийных установок для военных кораблей).
Понятно, что делалось это в целях безопасности, ведь промышленный шпионаж никто не отменял. Существовал он и в то время. К тому же разведки других государств были заинтересованы раздобыть новинки и секреты, применявшиеся при строительстве новых боевых кораблей. Применение персональных жетонов-пропусков существенно ограничивало доступ случайных, а тем более посторонних лиц на строящиеся военные заказы, не допускало случаев воровства.
Не стал исключением из правил выпуск жетонов-пропусков и под строительство миноносцев.
Жетон за № 184 был выдан рабочему медно-котельного цеха завода для работы непосредственно на строящихся миноносцах по монтажу уже изготовленных в цеху главных трубопроводов, машинного, котельного и другого оборудования всех систем и механизмов кораблей. То есть руки мастерового, которому принадлежал жетон, дали жизнь железному сердцу этих эскадренных миноносцев.
Первые два эскадренных миноносца – «Беспокойный» и «Гневный» – были спущены на воду 18 октября 1913 года в присутствии прибывшего в Николаев на спуск линейного корабля «Императрица Мария» Морского министра, генерал-адъютанта, адмирала И.К. Григоровича и сопровождавших его лиц. Но до спуска сначала произвели торжественную закладку всех четырех эсминцев, а затем состоялся спуск на воду первых двух кораблей.
Эсминцы «Дерзкий» и «Пронзительный» были спущены на воду 2 марта 1914 года. Все 4 корабля в составе флота относились к типу «Дерзкий», хотя головным кораблем в серии был эсминец «Беспокойный» – первый корабль с паротурбинной установкой, полностью построенный в Российской империи. До этого считали, что таковым являлся эскадренный миноносец «Новик», построенный в С.-Петербурге. Да, его корпус построили на Путиловском заводе, а котлы, турбины и вспомогательные механизмы изготовили в Германии на заводе «Вулкан».
Николаевцы, помните, и здесь мы были первыми!
В октябре 1914 года николаевские эсминцы были сданы флоту, т. е. приняты в казну и участвовали в боевых действиях на Черном море в годы Первой мировой войны (1914-1918).
Подробно об истории создания эсминцев типа «Дерзкий» можно узнать, ознакомившись в библиотеках города с монографией инженеров-кораблестроителей, историков ВМФ В.А. Левицкого и В.П. Заблоцкого «Первые «Новики» Черноморского флота. Эсминцы типа «Дерзкий», опубликованной в журнале «Морская кампания» № 8 в 2008 году. История создания этих миноносцев опубликована впервые!
А теперь подробнее расскажем о жетоне. Жетон овальной формы, размером 40х42 мм. Изготовлен из латуни. Вес – 25,02 г. Толщина 3 мм.
Лицевая сторона жетона окаймлена выступающим бортиком шириной 2 мм. На рифленой поверхности жетона выбита четырехстрочная надпись. Вверху полукругом: =миноносцы=, по центру: =О.Н.З. и В.= и ниже – номер владельца: =184=. Внизу полукругом надпись: =медно-кот.=. Все буквы и цифры выпуклые.
Оборотная сторона гладкая. Посредине выбита горизонтальная линия шириной 2 мм.
Работая над этим материалом, было бы, на мой взгляд, несправедливо ничего не рассказать о медно-котельной мастерской ОНЗиВ, которая упомянута в жетоне.
По состоянию на 1913 год, в медно-котельной мастерской изготовлялись машинные и котельные главные трубопроводы для строящихся кораблей. На то время в этой мастерской работали около 700 мастеровых.
Руководил медно-котельными мастерскими Иван Тимофеевич Бородин (30.03.1860-02.07.1929), потомственный почетный гражданин.
И.Т. Бородин окончил ремесленное техническое училище, для закрепления навыков поступил по вольному найму на пароход Русского О-ва Пароходства и Торговли (РОПиТ) «Корнилов» помощником машиниста. В течение одного года находился в заграничном плавании. По согласованию с руководством РОПиТа для совершенствования своих знаний и повышения квалификации на 11 месяцев остался работать на одном из механических Тулонских судостроительных заводов (Франция). После возвращения в Николаев И.Т. Бородин поступил в механические мастерские казенного Николаевского адмиралтейства в качестве монтера. Здесь изготавливались различные трубопроводы на вновь строящиеся военные корабли, канонерские лодки: «Черноморец», «Запорожец», «Донец», минный крейсер «Гридень» и броненосцы: «Екатерина ІІ», «Двеннадцать Апостолов», «Три Святителя» и «Ростислав». Как монтер он занимался изготовлением и установкой главных трубопроводов на вышеперечисленные суда в течение 10 лет. За ревностное исполнение своих обязанностей он был назначен самостоятельным мастером на достраивающиеся броненосцы «Три Святителя» и «Ростислав». В должности мастера Бородин был командирован в Севастопольский порт, где продолжал работы по достройке этих судов в течение 7 лет. После сдачи флоту этих кораблей И.Т. Бородин был награжден званием потомственного почетного гражданина.
С 28 апреля 1899 года Бородин работает на заводе «Общества судостроительных механических и литейных заводов» в Николаеве (с июня 1911 г. – ОНЗиВ) в должности начальника медно-котельной и гальваническо-цинковальной мастерских. Он руководит оборудованием на броненосцах и миноносцах и установкой главных машинных и котельных трубопроводов судовых механизмов. Непосредственно при его участии строились броненосцы «Пантелеймон», «Иоанн Златоуст», крейсер «Память Меркурия», «Евстафий» и миноносцы «Заветный», «Завидный», «Зоркий», «Звонкий», «Задорный», «Лейтенант Шестаков», «Капитан Сакен», «Капитан-лейтенант Баранов» и «Лейтенант Зацаренный». За строительство этих судов Бородин награжден шейной золотой медалью «За усердие» на Александровской ленте.
После полного оборудования вышеперечисленных судов и сдачи их казне И.Т. Бородин был командирован заводоуправлением за границу для изучения опыта по строительству новых турбинных судов.
Он возвратился в Николаев полный новых знаний и практических навыков. Под его руководством переоборудованы мастерские – медно-котельная и по изготовлению металлической мебели для военно-морских судов. В то время на верфи завода строились: дредноут «Екатерина ІІ» и четыре миноносца, о которых сказано выше. По просьбе Морского министерства медно-котельные мастерские завода ОНЗиВ выполняли оборудование главных трубопроводов в котельных и машинных отделениях строившихся на заводе «Руссуд» линейных кораблей «Императрица Мария» и «Император Александр ІІІ».
За 15-летнюю плодотворную деятельность руководством ОНЗиВ И.Т. Бородин был представлен к награждению орденом Св. Анны ІІІ степени.
На судостроительных предприятиях города Николаева И.Т. Бородин проработал около 40 лет. Интересной информацией о личной жизни Бородина поделилась краевед Татьяна Ефимовна Фоменко. Из собранных ею материалов стало известно, что его отец Тимофей Степанович Бородин был известным в нашем городе золотых и часовых дел мастером. В 1886 году его наградили серебряной медалью «За усердие». Умер 15 июня 1909 года.
Двадцатитрехлетний Иван Тимофеевич Бородин 26 августа 1883 года женился на 17-летней одесской мещанке Меланье Захаровне Семеновой. В 1884 году у них родился первенец – Иван. В 1888 году родилась дочь Мария. В этом же году жена Бородина умерла.
Второй раз он вступил в брак с Надеждой Ивановной, 1867 года рождения. У них родилась дочь Нина.
До ноября 1914 года И.Т. Бородин с семьей проживал по адресу: ул. Пограничная, 50.
17 ноября 1914 года Бородин приобрел у родственников умершего купца 1-й гильдии Хаселя Давидовича Френкеля двухэтажный особняк с участком по адресу: ул. Спасская, 29. Дом сохранился до настоящего времени (ныне ул. Спасская, 33). Сегодня это корпус № 2 Николаевской областной прокуратуры.
Надежда Ивановна Бородина умерла 17 апреля 1948 года. До смерти она проживала во флигеле бывшего своего дома по адресу: ул. Спасская, 33.
Известно, что на судостроительных предприятиях нашего города трудились два сына – Василий и Иван Бородины, которые после большевистского переворота эмигрировали за границу.
Вот такие истории поведал старый жетон-пропуск, долгие годы хранивший молчание.
Евгений Горбуров,
член Национального союза
краеведов.

http://www.vn.mk.ua/stories.php?id=34854
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

14 страниц V « < 12 13 14
Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
3 чел. читают эту тему (гостей: 3, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Яндекс.Метрика